Спойлеры

Список разделов Full Metal Panic || Стальная тревога Романы и рассказы

#61 Blumen_von_Eis » 11.08.2010, 01:55

Появился пересказ части первой главы ZSBM. Вот половина выложенного Хантером текста, второй займусь завтра.

Глава 1

Перед грозой


Сэр Мэллори-младший вынужден встретиться со своим отцом. На это его толкает вполне понятное чувство, которое он должен испытывать как один из основателей разгромленного "Мифрила". Пост главы организации перешел к нему от отца, который, как теперь выяснилось, обманывал его в течение десятков лет.
На подержанной "Тойоте" он без спутников едет на запад от Лондона и через несколько часов достигает графства Херефордшир (недалеко от границы с Уэльсом). Эдмонд полон решимости покончить с играми в прятки, которые ему приходилось вести весь прошедший год. А небо над Англией плачет скупыми слезами, и дорога убегает в бесконечную даль…
Наконец Эдмонд подъезжает к небольшой деревушке. Последний раз он был здесь тридцать восемь лет назад, но почти ничто в этих краях не изменилось. Здесь веками ничто не меняется. Все так же молчаливо стоят вокруг старой церкви скромные сельские дома, как и триста лет назад.
Эдмонд останавливает машину, накидывает простую куртку с капюшоном и берет с собой "Браунинг". По раскисшей от воды дорожке он идет прямиком к маленькому кирпичному домику рядом с церковью. Моросит мелкий ледяной дождь, а ладонь холодит рукоять пистолета.
Перед деревянной дверью Эдмонд тяжело вздыхает, а потом пытается вышибить ее ударом ноги. Это ему удается не с первой попытки, но наконец дверь поддается и проваливается внутрь. Эдмонд достает оружие и входит в дом. Хотя ему уже за пятьдесят, тело само вспоминает, как сгруппироваться при штурме помещения: служба в ВМС не прошла даром. Он проходит через пустую столовую. В спальне очень пожилой человек сидит в старом кресле-качалке перед плазменным экраном и смотрит канал "BBC News".
Уже две недели длится кризис в международной политике. В Польше и на Балканах почти одновременно вспыхнули массовые беспорядки. В Курдистане* ситуация тоже напряженная. Набирает обороты советско-американская конфронтация. СССР проводит масшабные учения совместно со странами Варшавского договора и готовится применить ядерное оружие в качестве крайней меры. Силы НАТО также находятся в полной боевой готовности на случай "невероятных вероятностей". Имеется неподтвержденная информация о вооруженных столкновениях в отдельных регионах… Мелькают кадры – блики и тени ложатся на изборожденное морщинами лицо.
- Лорд Мэллори!
- Это Вы, сэр Эдмонд Мэллори? – без удивления говорит отец, словно, не замечая пистолет в его руке.
Лорд Мэллори хорошо владеет собой, хоть он и не ожидал, что Эдмонд прибудет так скоро (Эдмонд Мэллори как сын старого лорда Мэллори также имеет право унаследовать этот титул, однако он предпочитает, чтобы по отношению к нему использовали обращение "сэр" – по-видимому, за проведение опасных боевых операций он был удостоен рыцарского звания). С момента их последней встречи год назад лорд Мэллори заметно постарел, еще тоньше стали пальцы на его высохших руках.
Он спрашивает сына, помнит ли он это дом. Их осталось двое из прежних его обитателей. Был еще дворецкий, но он давно умер. Каждое лето отец и сын на неделю отпускали дворецкого и оставались вдвоем. Они выполняли сами всю работу по хозяйству: кололи дрова, носили воду, готовили еду. И даже если бы Тед вернулся и попытался помочь им, отец не позволил бы. Это был важный опыт для отпрыска благородного семейства, и простые истины, что Эдмонд узнал тогда о труде и тяготах жизни, помогли ему потом и в годы учебы, и во время службы во флоте. Тед был бы ужасно расстроен, если бы узнал, что он собирается сделать сейчас…
Или он ждал чего-то подобного? Когда Эмонд поправлял здоровье, получив ранение в ходе Фолклендской войны, Тед приносил ему время от времени бокал "Château Cheval Blanc"** и однажды между делом посоветовал не слушать больше старого лорда, поскольку у него у самого уже есть голова на плечах. Эдмонд не знал, как отнесся бы к этому отец...
Но Тед был прав. И вот, он приехал положить всему этому конец и не собирался больше просить помощи у отца.
Эдмонд не скрывает от отца, что собирается его убить. Однако он по-прежнему хочет знать, почему лорд Мэллори дважды предал "Мифрил".


Спойлер
Изображение
-----------------------------------------------------
* Курдистан - автономия в составе Ирака
**"Château Cheval Blanc"- элитное красное вино с виноградников Шеваль Блан, входящего в "Большую восьмерку" бордосских шато
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#62 Blumen_von_Eis » 12.08.2010, 00:06

"Мифрил" был создан лордом Мэллори. Ядерные атаки во время войны в Персидском заливе, активизация советско-американского противостояния, национальные, религиозные, идеологические конфликты по всему земному шару, энергетические проблемы, голод, вспышки насилия – человечество рисковало просто не дожить до наступления нового тысячелетия. Ни политики, ни армия не могли это остановить. Если лекарства уже не помогают, остается только одно средство – скальпель хирурга, достаточно острый в умелых руках, чтобы осуществить сложную операцию. Таким скальпелем стал "Мифрил".
Члены этой организации в шутку сравнивали себя с героями популярного сериала о международных спасателях "Thunderbirds"*. Первое, в чем нуждалась молодая организация, были не деньги, которых у Мэллори было достаточно, а талантливые сотрудники. "Мифрилу" были нужны опытные профессионалы и лучшие бойцы. Привлечь таких людей мог только Эдмонд, герой войны. Его репутация была безупречна: он был ранен на войне, он заслужил титул, когда спас британского принца после аварии вертолета**, впоследствии Эдмонд способствовал урегулированию множества вооруженных конфликтов. Именно он собрал в "Мифриле" поистине выдающихся людей. От мыслей об этом по лицу лорда Мэллори пробегает легкая тень печали.
Эдмонд с болью говорит, что вложил в "Мифрил" всю душу, потому что разделял идеи своего отца и гордился им. Он искренне верил, что мир можно исправить! Но отец отвечает ему, что все это было лишь пустыми мечтами, фантастикой. Даже само имя организации – название металла, не существующего в реальности. Однако, утверждает лорд Мэллори, во всем этом не было никакой насмешки над Эдмондом и его единомышленниками. Он знал, что в мире существует зло и выковал серебряный меч, чтобы уничтожить его. Однако с этой задачей "Мифрил" не справился.
Эдмонд обвиняет отца в том, что тот предал созданную им организацию: поддерживал связь с "Амальгам" и перед решающей атакой на базы "Мифрила" бесследно исчез, словно знал заранее, чем все обернется. Кроме того, Эдмонд выяснил, каким шифром пользуется "Амальгам". В его основу положен курс акций текстильной фабрики семьи Мэллори, который публикуется в почти не известных широкой общественности изданиях, специализирующихся на промышленности. С помощью особого метода эти данные преобразовывались в таблицы случайных чисел, которые затем служили открытым ключом для шифрования сообщений в интернете. Это был метод шпионов пятидесятых годов, уже не используемый в современной разведке. Эдмонд открыл все это, обнаружив в кабинете отца кипу газет, в каждой из которых было обведено одно и то же место. Однако ему понадобилось полгода, чтобы разобраться, что к чему.
- И все же я не понимаю почему?! Это же не кружок по интересам! Создал себе секретную организацию, наигрался, а когда это наскучило – сломал и выбросил?
Лорд Мэллори на это отвечает, что для игрушки "Мифрил" был слишком велик. Эдмонд продолжает обвинять отца в связях с враждебной организацией и жаждет понять наконец, что происходит, почему лорд Мэллори оставил погибать своих соратников, а сам скрылся в сельской глуши.
- Ты так ничего и не понял, - вздыхает отец.
- Не понял чего? – негодует сын.
- Хорошо, я скажу прямо: "Мифрил" был рожден, чтобы бороться с "Амальгам, которая теперь вне моей власти и которая пытается перекроить мир по-своему. Вечная борьба добра и зла, порядка и хаоса – такова вселенная от начала времен.
- Вне твоей власти?..
- Эдмонд, ты ничего не знаешь об "Амальгам", о том, как появилась эта организация, о ее изначальных идейных основах …
"Что за фарс!" – думает Эдмонд.
Раздается выстрел


Продолжение следует.


--------------------------------------------------
*"Тандербёрды: Международные спасатели", Великобритания, 1965—1966.
****Принц Эндрю, герцог Йоркский, второй сын королевы Елизаветы II, принимал участие в Фолклендской войне как пилот противолодочного вертолета. Вероятно, в альтернативной истории FMP его жизни грозила опасность, от которой его спас Мэллори-младший.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#63 Blumen_von_Eis » 17.08.2010, 16:43

Прошу прощения за долгое ожидание. Спойлеры к первой главе ZSBM - продолжение.

Эдмонд внезапно чувствует адскую боль в правой руке. Браунинг, какой-то силой выбитый у него из рук, ударяется о стену и падает на пол.
Взорвалась в стволе пуля? Нет, в него стреляли через окно! Кто этот новый противник? Несмотря на сильную боль с рукой все не так плохо, как могло бы быть, правда он лишился мизинца, и рана кровоточит. У Эдмонда больше нет времени на пустые разговоры, он пытается поднять с пола пистолет... Но стремительно вошедший в комнату человек не дает ему это сделать. Он отшвыривает браунинг ногой и четким ударом приклада практически выключает Эдмонда.
- Андрей Калинин…
- Сэр Мэллори, давно не виделись.
На захват дома Мэллори Калинину потребовалась всего минута. Он приказывает перевязать Эдмонда, и его подручные внимательно осматривают рану. Значит, убивать его прямо сейчас они не собираются. Лорд Мэллори все так же невозмутимо сидит в кресле-качалке. Но и он, кажется, не ожидал этой атаки, следовательно, не он все это организовал.
На самом деле Калинин не мог найти убежище Мэллори-старшего и потому следил за Эдмондом в течение последних двух месяцев. Однако приоритетом для него оставался старый лорд, который владеет некой ценной информацией, а именно, списком имен функционеров "Амальгам". Эдмонд, который ничего об этом не знает, спрашивает, чего хотят от его отца. Калинин объясняет, что в "Амальгам" есть должность Администратора, который обладает исключительным правом вмешиваться в деятельность организации в крайних случаях, не имея при этом возможности радикальным образом влиять на ее общую политику. Его функции сводятся к установлению основных правил, наблюдению за членами организации – он выступает лишь как посредник.
Эдмонд настаивает, чтобы отец сказал, кто является этим Администратором. Лорд Мэллори вынужден сознаться, что это он. Он собирался рассказать обо всем этом сыну, когда тот будет морально готов, ведь Эдмонду предстояло унаследовать и эти обязанности тоже… Но, черт побери, его сыну уже за пятьдесят! Какая еще моральная зрелость нужна? О каком наследовании может идти речь? Да, Эдмонд сын предателя, но сам никогда не предаст свои идеалы.
Лорд Мэллори говорит, что это сейчас "Амальгам" стала террористической организацией, наживающейся на военных конфликтах. Но не такой ее задумывали в далеком 1948-м. Тогда почти никто в организации не знал, кто носит ее главные титулы: Голд и Сильвер. Единственным источником информации для остальных членов "Амальгам" были курсы акций текстильной фабрики и секретный код сообщений. И только таким способом они обменивались информацией, влияющей на весь миропорядок. Полная анонимность была источником силы и жизнеспособности организации, поскольку не позволяла никому узурпировать власть в ней, заручившись поддержкой других членов. К примеру, во время Карибского кризиса сразу трое членов "Амальгам" называли себя "мистер Голд", и невозможно было узнать, кто он на самом деле. И эта система была эффективна! Один из "мистеров Голдов" входил в окружение Хрущева и смог убедить его в целесообразности вывода ракет с Кубы. Другие действовали сходным образом на своих участках работы.
Эдмонд не верит своим ушам. Это означает, что на решение Хрущева повлияла "Амальгам"? Означает, что его сегодняшние враги когда-то спасали мир? Лорд Мэллори видит его сомнения и подчеркивает, что в первые десятилетия своего существования "Амальгам" имела благородные цели. После разгрома фашистской Германии новую угрозу миру представляла начавшая холодная война. Многим людям по обе стороны железного занавеса это не нравилось. Неравнодушие к судьбам мира заставило объединиться специалиста по криптографии, работавшего во время войны на разведку – это был дед Эдмонда - американского нефтяного магната, советского ученого, бывшего офицера СС и японского бизнесмена. Эти пятеро джентльменов сотрудничали ради будущего всего человечества невзирая на национальные различия между ними. Казалось бы, такие люди не могли найти общий язык, однако им это удалось, и они развеяли самые грозные тени над миром. Свою организацию они назвали "Амальгам".
Однако Эдмонда все сказанное мало утешает. Калинин добавляет, что позднее все те же нравственные принципы были реализованы в "Мифриле", а пятеро основателей "Амальгам" оказались едва ли не выше самой Высшей Справедливости. Хотя это звучит как горькая шутка, лорд Мэллори соглашается с Калининым.
"Амальгам" сначала исповедовала прекрасные убеждения и достигала поставленных целей, но, как и многие другие подобные начинания, в итоге эта организация подгнила изнутри.
Влияние "Амальгам" распространялось все шире. Пятеро основателей один за другим ушли в мир иной. Многое поменялось… К концу 60-х это была разветвленная организация, члены которой не могли точно выяснить личности друг друга. В ту пору США безнадежно увязли во Вьетнаме, и хотя "Амальгам" не могла повлиять на все сложные процессы, приведшие в такому положению дел, была причина, по которой война во Вьетнаме оказалась такой долгой: если бы она закончилась раньше, впоследствии пострадало бы еще больше людей. Хотя, понятное дело, жертвы этой бойни, не разделяли такие взгляды.
Между тем "Амальгам" постепенно начала действовать не столько в интересах мира, сколько в своих собственных интересах. Это было отклонением от первоначального курса, заданного основателями, и привело к конфронтации и жарким спорам внутри организации. Конфликты то тлели, то разгорались, все больше это напоминало соревнования с заранее предопределенным победителем. Появились новые правила, которые фактически узаконили произошедшие в "Амальгам" печальные перемены.
Тридцать лет спустя после основания "Амальгам" ее новые руководители ничего не хотели знать о прежнем моральном кодексе. Они использовали почти безграничные возможности организации как инструмент утверждения собственной власти. Коррупция подтачивала нравственные основы "Амальгам", вела к полной деградации.
Как уже было сказано, "Амальгам" утратила этические ориентиры, но сложность устройства не позволяла ликвидировать ее быстро и эффективно. Лорд Мэллори, получивший титул мистера Гидраргирума и права Администратора от своего отца двадцать лет назад, не мог полностью контролировать "Амальгам". Он мог лишь поддерживать работу сети, связывавшей ячейки организации, удалять проштрафившихся членов, но не мог вмешиваться в совещания руководителей. Хотя даже если бы он попытался обличать их, это не изменило бы ничего. Хуже того, сама должность Администратора появилась потому, что у организации больше не было объединяющей ее членов идеологии (означает ли это, что поначалу в "Амальгам" ничего подобного не было? – B_v_E).
Примерно пятнадцать лет назад лорд Мэллори всерьез начал думать, как уничтожить "Амальгам". В ту пору члены организации общались между собой с помощью зашифрованных текстов, публикуемых в разделе объявлений в известной газете. Открытые ключи к шифру каждый раз менялись, ими могли быть курсы акций, данные метеопрогнозов и т.п. Репортеры, поставлявшие эту информацию в газету, разумеется, не знали, что их тексты могут быть использованы таким образом. Благодаря такому способу кодирования испортить ключ для дешифровки (и следовательно, дезинформировать членов организации) было практически невозможно, ведь все необходимые для понимания секретного текста данные публиковались открыто. Теперь, когда для тех же целей используется интернет, сделать это стало еще труднее.
Калинин замечает, что Леонарду это все же удалось благодаря способности предвидеть будущее. Зная пароли и протоколы передачи данных, он смог с помощью компьютерных вирусов выгодным для себя образом исказить информацию, которую получали другие члены организации. Это привело не только к разрушению системы передачи сообщений, но и как следствие к нарушению нормального функционирования сети ячеек "Амальгам". ( Слушая его, Эдмонд понимает, что у кого-то все же получилось установить контроль над организацией, совладать с которой не смог его отец)
Поскольку у лорда Мэллори не было возможности повлиять на ситуацию в "Амальгам" изнутри, он пришел к идее создать другую организацию, которая противостояла бы ей. Так появился "Мифрил". Решающим толчком к этому стало применение ядерного оружия в Персидском заливе – эта катастрофа свидетельствовала, что "Амальгам" окончательно погрязла в стяжательстве и ставит собственное благополучие выше всего остального.
Эдмонд вновь (который раз уже?) бросает отцу обвинение, что он предатель и пытался усидеть на двух стульях. Этот обман не мог длиться вечно, даже если у него были благие намерения: "Это отвратительно и безответственно!" Эдмонду горько от мысли, что отец использовал его вслепую для привлечения в "Мифрил" талантливых сотрудников.
- Но только такие люди, с чистым сердцем и ясным разумом, могли занимать руководящие посты в "Мифриле", - убежденно возражает лорд Мэллори.
В душе Эдмонда нарастает неудержимый гнев. До сих пор он еще сомневался, должен ли убить отца. По пути сюда он задавался этим вопросом, но не мог найти окончательный ответ. Однако теперь…
Калинин видит его ярость и говорит, что было правильным решением сразу же разоружить Эдмонда. Затем он обращается к Мэллори-старшему и сообщает, что теперь подтвердились некоторые предположения. Кажется, сам Калинин впервые слышит полную историю "Амальгам".
Он требует от лорда список имен. Хотя этот перечень и неполон, он содержит информацию о членах "Амальгам" с самого ее основания, в том числе и о тех, кто был исключен мистером Гидраргирумом за какие-либо нарушения (стоит отметить, что Администратор никогда не имел права изгонять кого-то из организации без объяснения причин, в противном случае это подрывало бы доверие к нему). Леонард Тестаросса смог выяснить кое-что о действующих членах "Амальгам", но только мистер Гидраргирум владеет полными сведениями о том, кто и когда состоял в этой организации.
Но для чего это Леонарду? Зачем ему нужно знать имена сотрудников, работавших на "Амальгам" в прошлом, а если говорить точнее, восемнадцать лет назад?
Потому что отсчет новой истории начнется именно с этой точки. Когда мир встанет на правильные рельсы, "Амальгам" может принести ощутимую пользу. Именно поэтому Она хочет получить список имен – ценную информацию для нового миропорядка.
Калинин всего лишь выполняет Ее приказы.
Лорд Мэллори отказывается, мотивируя это тем, что он, будучи Администратором, не станет выдавать членов "Амальгам" (не это ли упрямство привело "Амальгам" к ее нынешнему плачевному состоянию? Лорд Мэллори создал враждебную организацию "Мифрил", а теперь вдруг решил проявить принципиальность и верность "Амальгам"?).
Но Калинин может найти этот список сам. Андрей Сергеевич начинает обыск с книжных полок. Осматривая книги, он вдруг догадывается кое о чем, и его взгляд падает на Библию, лежащую у изголовья кровати. Калинин отрывает корешок, потрошит переплет книги и оттуда выпадает нужный ему зашифрованный список. Андрей Сергеевич с одобрением замечает, что это удачная выдумка – прятать данные о негодяях в Библии. Он узнает все уже довольно скоро: используя ключ, можно найти требуемые слова. Искусственный интеллект взломает шифр примерно за час.
Калинин дает своим людям знак готовиться к отходу. Но почему они не убили лорда Мэллори, завладев нужной информацией?
- В этом нет необходимости. Он уже ничем не может помешать, - заявляет Калинин. – Кроме того старый лорд – узник этого дома. После всего, что произошло, он запер сам себя в нем, как в тюрьме. Вовсе не сентиментальные воспоминания удерживают его здесь, однако вряд ли лорд Мэллори покинет этот дом, потому что он прикован к этому месту невидимыми цепями.
Калинин переводит взгляд на Эдмонда. Внешне тот вроде бы уже успокоился и наблюдал без всякого интереса, что происходило в комнате. Но Калинин чувствует его жажду мести, заставляющую забыть даже о ранении. Отец, отказывающийся жить дальше, и сын, снедаемый ненавистью и глубоко уязвленный предательством отца…
Внезапно Андрей Сергеевич вспоминает о Соске и чувствует легкое сожаление. Горькая ирония в том, что называя лорда Мэллори узником в этом доме, Калинин ни на секунду не забывает о том, что и сам он всего лишь тень самого себя. Его душа тоже навеки в плену: у прошлого.
Захваченный этими мыслями, он возвращает пистолет Эдмонду и покидает комнату. Эдмонд берет в руки браунинг, но Калинин не беспокоится, что тот может выстрелить в него. Он отдает приказ своим подчиненным уходить.
Шестеро наемников, с которыми Калинин прибыл сюда, не похожи на тех, кем он командовал в "Мифриле". Те были великолепными бойцами, но слишком большими идеалистами. И Калинина, в общем-то, устраивает, что сейчас под его началом люди иного склада: никаких личных привязанностей, потеря кого-то из них никак не заденет его сердце.
Калинин занимает место рядом с водителем, и в тот же миг раздается выстрел. Водитель на долю секунды отвлекается, но затем продолжает разворачивать фургон.
Андрей Сергеевич слышит вопль, полный отчаяния. Он думает, что, возможно, лорд Мэллори сам хотел такого финала. Он ждал в месте, о котором знал лишь его сын, ждал его пули. Это лучший конец долгой и полной противоречий жизни, чем смерть от руки неизвестного наемного убийцы.
А он должен закончить начатое, иначе что станет с этим миром?..
Впрочем, сейчас не до размышлений. Калинин набирает номер Леонарда и сообщает, что список у него в руках. Тот отвечает, что пока все идет как задумано…

Тессе удается перехватить их беседу и узнать планы брата. Но тот натравливает на остатки "Мифрила" ВМС США, и теперь американские военные хотят найти и уничтожить ТДД, чего бы им это ни стоило.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#64 Solnec » 19.08.2010, 09:34

Blumen_von_Eis писал(а):чего бы им это ни стоило.
но у них пока плохо это получается благодаря дуэту Мардукас-Тестаросса! Изображение

в то время войска Амальгам захватывают ядерную базу СССР в Афганистане.
Тесса рассказывает команде ТДД о грядущем. Команда находится в непонимании реальности концепции "изменения мира" Леонарда и возможности изменить прошлое впринципе, они с трудом доходят до того, что им объясняет капитан. Для них это страшная сказка, которая, как ни странно, может стать былью.... Высказыватся аргументы, даются пояснения. Но в то же время кто-то должен освободить мир от нависшей ядерной угрозы, хотя большинство понимает, что это лишь уловка Амальгам, дабы задержать противника.
В итоге принимается решение разделить силы. Тесса и Сагара на ТДД направятся на Мериду, а вся команда будет отстаивать базу в Афганистане. Задаётся вопрос "а что потом?", на что капитан отвечает, что "пришло время прощаться". Это означает роспуск Мифрила.
Руководителями этой операции по осаде ядерной базы являются Сабина Левония и Ли Фаулер. Во время наблюдения за советскими силами, они затрагивают причины по которым действуют. Тут раскрывается отношение сабины к Леонарду, её всецелая преданность ему, даже не смотря на непомнимание о отвращение к тому факту, что он, "неординарная личность" подчиняется какой-то девчонке-тинейджеру и, мало того, всецело ей поглощён! Сабина понимает, что она не единственная в его жизни, но очень хочет ею быть, поэтому выполняет его приказ. Она не желает быть на Мериде, тк там "та девчонка" подчиняет себе Лео, не может его видеть таким, поэтому с радостью отрывается на советских войсках, находя их крики поражения "delightful"!!!

а тем временем ТАРТАРОС уже практически готов к использованию. Канаме-София подчинила своему влиянию всех "добропорядочных" Амальгамовцев, превратив их в фанатиков, которые стремятся достроить ТАРТАРОС даже раньше времени, как она отмечает. Леонард, который находится рядом, говорит ей, что все будут работать как она пожелает, однако враг не мог пропустить поток оборудования для постройки мощнейшего ТАРОСА. И это враг - его сестра. Канаме отвечает, что он глупец и что она убила её и Соске своими руками.Леонард замолкаети ведёт её на демонстрацию сил Амальгам, во главе которых стоит Калинин. Канаме удивлена, что после гибели капитана они всё ещё существуют и интересуется, не Мардукас ли там руководит. Калинин быстро переводит разговор на другую тему, информирую о том, что все морские силы США получили приказ потопит ТДД любой ценой... Чидори удовлетворена ответом и заявляет, что как только ТАРТАРОС будет запущен, никакое оружие не будет действовать. Она обещает исполнить все желания. Пока её надо защищать, а после запуска всё будет просто.

З.Ы.: книга впечатляет! )))
З.З.Ы: Даша, ты ведь не против, что я сделала небольшой спойлер? ))))
Если человеку не хватает витаминов, то у него развивается цинга и выпадают зубы, а вот если переизбыток витаминов - то отпадает сам человек!!!

Жизнь настолько удивительно справедлива: когда очень хорошо, она захочет поиграть в Камасутру, зато когда всё плохо, она подарит лучик света! )))

Улыбка - это кривая, которая выпрямляет все!
Solnec F
Аватара
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 4 (+4/−0)
Сообщения: 2520
Зарегистрирован: 03.06.2010
С нами: 8 лет

#65 Blumen_von_Eis » 19.08.2010, 18:16

Для тех, кто не читает по-английски) Кусочек второй главы в кратком пересказе:

Глава 2
Долгое прощание


Около одного из необитаемых островков Филиппинского архипелага ТДД-1 ожидает контейнеровоз "Берни Уоррелл" с вооружением и припасами на борту. В настоящее время идет погрузка всего этого на подлодку. Соске помогает грузить боеприпасы. Он сам особенно ждал доставки крупнокалиберных пуль для головных пулеметов "Лаэватейна".
Его окликает Мелисса Мао, которая показывает на контейнер с боеприпасами для пушки Oto Melara Boxer:
- Когда закончишь, забери еще и это. Правда, не думаю, что тебе потребуется так много.
Соске молчит в ответ. В этот раз он получает двойной комплект боеприпасов. Заказанное заранее количество было рассчитано на два бронеробота. Еще один пилот использовал оружие того же калибра.
- Половина для Курца…
- Да, для него…
Мао вздыхает и садится рядом с Соске. Она пытается отговорить его от безумной затеи вдвоем с Тессой атаковать Мериду. Мелисса считает, что это просто смешно – верить в чьи-то попытки изменить историю.
- Смешно, говоришь?..
Да, со стороны так и кажется. Даже ему, Соске, хотя был свидетелем совершенно невероятных и почти мистических событий. Разве не логичнее было бы сосредоточить основные силы на Афганской ядерной базе, чтобы не позволить начаться новой мировой войне? По данным разведки там находились сейчас две машины с лямбда-драйверами на борту – только "Лаэватейн" может сразиться с ними на равных. Кроме того, эта ракетная база расположена не где-нибудь, а в Бадахшанском ущелье, которое он знает как свои пять пальцев. Почему Калинин выбрал именно это место для схватки? Не было ли это вызовом на дуэль именно для Соске?
Но нет, майор далеко не так сентиментален. Пойти на поводу у своего желания защитить боевых товарищей – означает выбрать легкую дорогу. Тесса права, когда говорит, что основные силы врага сосредоточены сейчас на Мериде. Кроме того, разведка не подтвердила, что "Белиал" Леонарда находится на ядерной базе, следовательно…
Соске предлагает Мао рассуждать логически и просто подумать, где должен находиться командир противника.
Мао пытается ему возражать. Соске видит, что ей тяжело говорить, что страх потерять его и Тессу гложет ее сердце. Прежний Соске, вероятно, не понял бы, что с ней творится. Но сейчас он каким-то образом знает, что происходит в ее душе. Только как положено поступать в таких случаях? И он говорит то, что приходит ему в голову:
- Ты волнуешься? Дай я тебя обниму.
- Что?
- Если хочешь, можем… развлечься немного, снять стресс. А потом вернемся к работе, - и на его лице внезапно появляется бог знает где подсмотренное залихватское выражение.
Близко наклонившись к Мелиссе, он смотрит на ее реакцию – та в шоке замерла и не может выдавить из себя ни слова.
- Что это с тобой? – говорит она наконец.
- Это… Я хотел сказать…
Соске понимает, что сделал глупость и поставил их обоих в неловкое положение.
- Вообще-то, я думал, ты за это ударишь меня и потом повеселеешь…
До Мао наконец доходит смысл происходящего:
- Вот оно что! – вздыхает она. – Ты его не заменишь, понимаешь?
- Да, кажется, понимаю.
- Дурачок…
Соске опускает голову, но Мелисса вдруг берет его лицо в ладони – тепло, которое он чувствует в ее сердце, и прохлада ее пальцев… Это давно забытое ощущение, словно из прошлой жизни.
На них косятся сослуживцы, снующие туда и сюда, но Мелиссе нет дела до того, что они подумают.
Она напоминает ему разговор, который они вели, возвращаясь с Сицилии: разговор о том, чего бы сам Соске хотел в жизни.
- Мне тогда стало за тебя обидно, - говорит Мелисса. – Ты всегда ставишь свои интересы на последнее место, а на первом у тебя вечно кто-то или что-то другое: друзья, долг. Знаешь, ты ведь очень хороший человек, Соске. Когда все закончится, брось эту службу. Ты ведь не солдат.
- Как это?
- Ты прекрасно усвоил навыки, необходимые, чтобы выжить. Но на самом деле тебе никогда не следовало даже прикасаться к оружию. Так вот в будущем… Забудь все это, даже не бери больше в руки пистолет. Просто живи, дружи с кем-то, будь обычным мальчишкой.
- Это невозможно.
- Не говори так. Не говори. Это расстроило бы Канаме.
- Канаме…
- Если тот, кого ты любишь, говорит тебе, что все будет хорошо, значит так и будет. Не важно, каким образом, но так и будет.
Соске думает о том, что если бы Канаме действительно была бы сейчас рядом, он бы поверил во что угодно, что она скажет. Но кто скажет Мао, что все будет хорошо?
- Ничего, - усмехается Мелисса. – Со мной все в порядке.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#66 Blumen_von_Eis » 20.08.2010, 16:09

Greeser писал(а):Да-да, очень точный перевод, молодец, фройлян Блюмен!
Данке шон, но это не столько перевод, сколько пересказ событий. Опущена масса деталей и реплик, которые важны для понимания происходящего. Но я не вижу необходимости делать сейчас полноценный перевод, если этим уже занимается Тимофей. То, что вы видите здесь, это просто способ скоротать время в ожидании настоящего качественного перевода.)

Продолжение второй главы.


Закончив с погрузкой боеприпасов, Соске помогает сортировать корреспонденцию для членов экипажа. Письма и посылки несколько раз пересылаются через подставные адреса, прежде чем доходят до тех, кому предназначались.
Соске думает о Мелиссе. Он видит, что Мао после смерти Курца словно гаснет, горе подтачивает ее изнутри. Она не глушит виски в одиночестве, но тот, кто хорошо ее знает, замечает, что с ней происходит что-то неладное. Предстоящий ей бой на базе в Афганистане потребует от Мао предельной концентрации, воли и выдержки. Возможно, это будет самая сложная схватка из всех, какие ей довелось пройти. Выдержит ли она? Справится ли? Не должен ли Соске попытаться защитить ее?
Но на другой чаше весов – последний шанс вернуть Канаме. Как же быть?
- Соске! – окликает его Мишель Лемон.
Он каким-то чудом сумел попасть на "Берни Уоррелл" и привез для Сагары письмо от Миллер*. Соске удивлен: она могла написать на электронную почту, зачем же посылать письмо через Лемона? Он в недоумении открывает конверт и оттуда выпадает небольшая карта памяти. Спрятав ее в карман, Соске принимается читать письмо. Оно написано по-японски мелким, округлым почерком.
В письме Миллер вновь благодарит Соске за свое спасение в Сибири. Она переписывается с Тессой и знает о ее намерении предотвратить изменение истории. Сама Миллер поддержала бы Леонарда: ей никогда не забыть ту лабораторию в Сибири. Если бы можно было отменить причину, по которой Тесса, Канаме, сама Миллер стали Посвященными, их судьбы не были бы искалечены. Это мир абсурден и жесток, он идет по порочному пути, и вот, приближается миг, когда решится его судьба. Миллер не собирается мешать Тессе. "Остановить ее или помочь – пусть это будет Ваш выбор. Я полностью полагаюсь на Вас: мое будущее и мое сердце принадлежат Вам (Только поймите меня правильно! Хотя... Ради Вас я на все бы пошла. Ой, Тереза и Канаме меня убили бы за такие слова! И я совсем не то, не то пишу!)". Миллер заканчивает письмо сердечной благодарностью и пожеланием удачи. В постскриптуме она добавляет, что на карте памяти хранится информация, которая могла бы быть ему интересна.

Лемон заглядывает Соске через плечо и допытывается, что написала ему Миллер: отдавая ему письмо, она выглядела очень смущенной, будто просила передать любовное послание. Лемон завидует популярности Соске у таких симпатичных девушек.
Но Сагара его почти не слушает. Миллер не одобряет желание Тессы помешать перезагрузке мира. Он и сам все еще в сомнениях. Если все, что сказал Леонард в подземелье в Янске, правда, то кто бы мог поспорить, что мир действительно нуждается в изменении? Возможно, всем было бы лучше в таком случае. Некоторые события и он хотел бы отменить, смерть Нами, например.
Вся проблема в том, что выбирать ему приходится не между черным и белым, а между оттенками серого. Чью бы сторону он ни принял, чем-то придется пожертвовать.
На прощание Лемон желает ему быть острожным. Провожая взглядом удаляющегося Мишеля Лемона, Соске говорит себе, что, возможно, они видятся и не в последний раз, возможно, это не прощание навсегда…

*****


Белфанган Крузо направляется в командный центр. По пути его останавливает офицер, руководящий погрузкой личных вещей экипажа и спрашивает, не могут ли им дать чуть больше времени. Приказ покинуть корабль был отдан всего несколько часов назад, и сейчас творится настоящий хаос, люди не успевают собраться.
- Боюсь, что мы не можем задерживаться. То, что не успеете погрузить, придется оставить.
- И о чем только думает наш капитан!
- Эй, эй, полегче! Мы все считаем точно так же, но не говори это вслух да еще на людях, - Крузо легонько хлопает его по спине, словно пытаясь ободрить.
На самом же деле, Крузо тоже в растерянности. Однако, приказ есть приказ – надо подчиняться.
Его зовет Соске и подает ему коробку с почтой. Крузо уже и сам забыл, что заказал когда-то подборку шедевров аниме.
Они говорят о Мелиссе и о планах на будущее. Крузо говорит, что Соске устал от всего этого и нуждается в отдыхе. Он это хорошо понимает, потому что и сам вымотался за прошедший год. Он сообщает о своем намерении посетить Японию:
- В Мекке я уже был, теперь на очереди Акихабара.
Соске не понимает смысл шутки.**
Крузо идет со своей посылкой к пункту погрузки вещей. Он не знает, отправить ли эти диски сейчас или взять с собой и посмотреть их по пути в Афганистан. Что-то будто подталкивает его изнутри и шепчет: "Посмотри, пока у тебя еще есть время". Но он отмахивается от этих предчувствий и отдает коробку рядовому Фальковски.

*****


Ричард Мардукас тоже получил письмо. Оно от его бывшей жены и, наверняка, связано с их затянувшимся разводом. Тесса видит его реакцию на письмо и спрашивает, все ли в порядке. Тот отвечает утвердительно. Повисает неловкая пауза.
Мардукас – единственный, кто еще не высказал свое мнение касательно планов Тессы атаковать Мериду вдвоем с Соске. Он не знает, как подступиться к этому разговору и неожиданно даже для самого себя рассказывает Тессе историю их знакомства с женой.
Она была официанткой в пабе. Он заходил туда, всегда в одиночестве, читал книги, и этим, вероятно, выделялся среди прочей публики. Примерно через год они поженились. Но Паула не выдержала всех тягот жизни с моряком. Тесса понимающе кивает. Она представляет себе, насколько это трудно – быть женой подводника, не знать, когда он вернется из плавания и долго ли пробудет с ней на берегу, не знать, где он сейчас, не грозит ли ему опасность.
Мардукас вспоминает семью Тестаросса: родители Тессы как-то с этим справились, в отличие от него самого с женой. Но вслух он ничего не говорит, потому что судьба обошлась с Карлом и Марией куда суровее, чем с ним и Паулой.
Тесса возвращается к работе.
- Капитан, - сурово обращается к ней Мардукас, - Вы собираетесь управлять подводной лодкой в одиночку, используя ТАРОС в Красной Часовне***. Теоретически это возможно. Но прежде чем принять решение взгляните на ситуацию под другим углом. До Мериды сутки пути. У Вас не будет возможности ни поесть, ни поспать. Это не вопрос силы воли – это просто выше человеческих возможностей.
Тесса молчит. Она понимает, что Мардукас прав, но она уже назвала причины, по которым должна сделать все сама. У нее есть причины идти и сражаться за Мериду, у остальных – нет.
- Сам я не верю в "переломный момент истории" и параллельные миры, - продолжает Марудкас. - И я не могу приказать своим подчиненным воевать за это…
- Именно поэтому я…
- Вам нравится играть в демократию?
- Что?
- Даже если операция безнадежна, Вы должны вести людей за собой: в ад и обратно. В этом Ваш долг командира. Вы зашли так далеко, а теперь колеблетесь.
Он прав. Предоставлять подчиненным право выбора было неверным шагом с ее стороны. Кто-то должен взять на себя всю ответственность и сказать: "За мной!". Она хотела избежать лишних жертв, сберечь своих людей и свою совесть от новых мучений.
- Капитан, что если я отстраню Вас сейчас от командования? Если меня поддержат трое старших офицеров, это вполне возможно.
- Это не смешно.
- Но если я попытаюсь, сможете ли Вы застрелить меня, чтобы доказать свое право командовать этой подводной лодкой?
Тесса долго и напряженно молчит. В конце концов, она признает, что не смогла бы сделать этого.
- Я служил под Вашим началом три года и могу наконец сказать с уверенностью: к сожалению, у Вас нет настоящего командирского характера.
Странное дело, но Тесса не обижена его словами, будто бы даже польщена.
- И что же мне делать? – растерянно спрашивает она.
- Вы так и не поняли? Командуйте. Приказывайте мне и команде – они ждут этого.
Но Мардукасу легко говорить. Он жертвует лишь собой, а она должна обречь на самоубийственный поход других членов команды. Тесса просит время для размышлений. Мардукас выходит в коридор, оставляя ее одну.
Там, пока есть минутка, он читает письмо от жены. Ты пишет, что некоторое время назад встретила его бывших сослуживцев и все они как один хвалили его и говорили о его принципиальности, из-за которой он, собственно, и лишился должности. Бывший однокашник по Королевскому Военно-морскому колледжу также признался Пауле, что хотя они и не ладили раньше, он знает, что Мардукас – человек кристальной честности. Все это так впечатлило Паулу, что она подумала… Может быть, им стоит встретиться еще раз, пообедать вместе, когда у него будет возможность и если он захочет…
Странное дело, но Мардукасу эта мысль почему-то нравится. Он смотрит на фотографию Паулы, которую та приложила к письму, и понимает, что хотел бы увидеть ее еще раз.
В это время Тесса выходит к нему со списком из двадцати пяти имен: это члены команды, которых она решила оставить на борту.

*****


В ангаре Эд Сакс продолжает работу над "Лаэватейном". Машина, оборудованная "Пером феи" и ракетными установками, оказалась перегруженной. Со всем этим "Лаэватейн" не сможет взлететь и десантироваться на Мериду. В М-9 для этой цели использовались ракетные ускорители XL-2, и, по идее, модели, разработанной на основе этого бронеробота, они тоже должны были бы подойти, но их мощности не хватает. У Эда нет времени переделывать конфигурацию крыла и плеч бронеробота, поэтому приходится искать другой выход.
Он предвидел эту проблему и некоторое время назад начал разработку XL-3. Конечно, в "полевых условиях" и речи быть не может о выпуске настоящего продолжении модельного ряда. Он просто сляпал из двух XL-2 приспособление, которое должно выдержать вес "Лаэватейна". Но обнаружилось новое препятствие: при попытке установить новое оборудование то и дело возникали помехи со стороны программного обеспечения.
Ал предлагает свою помощь. Но Эд Сакс просит его помолчать, как и положено машине.
- Машине? - произносит Ал.
- Что не так?
- Ничего. Лейтенант, разрешите задать Вам вопрос?
- Спрашивай.
- Вы могли бы себе представить, чтобы у Вас выросли крылья?
Эд усмехается:
- Ребенком я часто представлял себе что-то подобное.
- Так вот, можно предположить, что проблема не в дополнительном оборудовании, а во мне.
Из объяснений Ала становится ясно, что он ощущает "Лаэватейн", как человек собственное тело. И внезапно выросшие у него за спиной крылья обескураживают его, они непривычны.
- Звучит дико, - ошеломленно говорит Эд Сакс.
И он понимает, что еще хотел сказать ему Ал: он не просто машина, он нечто большее.
Эд думает и том, какой сложной будет предстоящая операция. Если он не успеет закончить подготовку "Лаэватейна", шансы Соске упадут еще ниже. Даже с лямбда-драйвером на борту ему туго придется на подступах в базе.
Не думать об этом, не надо. Сейчас нужно закончить работу. А потом он вернется во Флориду вместе с Норой. Дети его заждались и он сто лет не ел маминых пирогов с мясом…
- Сакс, - раздается в ангаре голос Мардукаса, - Вы остаетесь. Приказ капитана.
Эвард почему-то испытывает чувство облегчения. Теперь у него есть приказ, и он должен довести дело до конца.

*****


Все погрузочные работы завершены. Личный состав собрался в ангаре и ожидает, когда капитан произнесет перед ними прощальную речь.
Тесса готовилась к этому моменту. Она идет по направлению к импровизированной трибуне медленным шагом. Не так давно ТДД первый раз вышла в море. Тесса хорошо помнит, как в душе у нее теснились волнение, надежды и идеалистические чаяния. Она тогда верила, что может защитить мир от любого врага. Всего два года прошло. Но какие два года это были! И подлодку, и экипаж, и командира с тех пор изрядно потрепало.
Но сейчас надо взять себя в руки. В ангаре ее ожидают две сотни человек, и все они хотят увидеть настоящего капитана.
Спину прямо, высоко держать голову. Не смотреть по сторонам. Они должны поверить, что ты твердо знаешь, что делаешь, что все идет по плану и победа будет за нами. Ты лидер. Твоя сила воли и мудрость вне сомнений. Ты – "Мифрильская ведьма". Так покажи им всем, кто ты на самом деле!
В таких мыслях Тесса поднимается на трибуну и… внезапно теряет равновесие. Она отчаянно пытается удержаться, но в итоге, издав жалобный писк, падает за помост. Вот и показала.
В ангаре царит мертвая тишина. В конце концов, Мардукас решается ее нарушить:
- Капитан?..
- Я в порядке, - слышится из-за трибуны слабый голос.

Как, ну как это могло случиться? Почему именно сейчас? Я же всегда хожу осторожно, но вот прямо сейчас, когда нужно было… Почему плохо закрепили пандус для подъема на трибуну? Кто этим занимался? Наказать виновного сию секунду! Нет, нет, не то! Надо успокоиться. Успокоиться. И быстро что-то предпринять! Немедленно! Держаться спокойно и с достоинством… Хотя какое, к черту, достоинство, когда двести человек только что наблюдали, как я свалилась с трибуны?

Но команда никак не реагирует на ее провал. Лица стоящих навытяжку солдат кажутся совершенно бесстрастными, словно ничего и не произошло. И лишь присмотревшись внимательнее, можно увидеть, как напряглись мышцы лица и шеи почти у всех, как старательно удерживают они расползающиеся в улыбке губы.
Вот, значит, как? Они стоят по стойке "смирно", а в душе покатываются со смеху? Да разве не идиотская ситуация на самом-то деле? Взрослые люди стоят и ждут, как перед ними выступит девчонка.
Тесса готовила полную пафоса прощальную речь, но теперь и ей самой смешно от того, как бы все это прозвучало. Она хотела быть в их глазах совершенной. Но, наверно, лучше всего будет сказать им правду.
- С этого момента вы все уволены, - раздается в ангаре ее звонкий голосок. - Я была рада работать с вами!
- Разойтись! – командует Мардукас.
Наконец тишина сменяется общим гулом. У кого-то на лице читается чувство освобождения, кто-то скупо улыбается, кто-то растерян. Но, кажется, никто не винит Тессу. Она смогла не разочаровать их.
Тесса встречается взглядом с Мелиссой и пожимает плечами. Видно, что Мао очень расстроена. Не обменявшись ни с кем ни словом, Тесса покидает ангар.

*****


Группа специального реагирования во главе с Крузо и Мао готовится к отбытию на последнее задание. Пять транспортных вертолетов "Пейв Мар" доставят их в Афганистан. "Берни Уоррелл" отправляется в обратный путь. Большая часть экипажа покидает "Туата де Данаан", сейчас они стоят на палубе и машут товарищам, которым еще предстоит жестокая битва. Соске в ответ вскидывает руку, отдавая честь.
Рядом с ним стоит Эд Сакс и смотрит вслед уезжающей Норе Лемминг. Та отвечает ему взглядом, полным тоски и тревоги за него. Эвард – единственный из механиков, кто не покинул ТДД.
- Почему ты остался? – спрашивает его Соске.
- Есть незавершенные дела…
Соске насмешливо смотрит на него.
- Это был приказ Тессы. Знаешь, у меня двое детей, и, кажется, я нашел им новую мать. И вот, такое теперь…
Однако Эдвард не кажется недовольным. Он говорит, что вообще-то остался бы и сам. Такое впечатление, что Эд считает, что этим приказом Тесса оказала ему честь.
Эд Сакс возвращается к "Лаэватейну". Соске предлагает свою помощь, но и механик, и Ал отказываются.
Соске идет по пустым коридорам жилого отсека. Он заходит на камбуз и обнаруживает там гору еды, впрок наготовленной коком. Тот оставил точные указания, что и как разогревать, а в конце приписал лаконичное: "Удачи вам".
Соске вспоминает внезапно, что на этом самом месте он убил предателя Данигана, а потом просил прощения у Канаме за то, что наговорил ей раньше.
Они говорили друг с другом тепло и откровенно только в такие моменты. Только когда их жизни были в опасности, они могли открыться друг другу. Когда он сможет поговорить с ней еще раз? Услышит ли она его, если ее разум захвачен сейчас кем-то неведомым и даже Тесса не знает, как это исправить?
И почему Тесса не допускает мысли, что он, Соске, может быть против ее планов?
Соске не может сосредоточиться, не может принять решение, хотя битва вот-вот начнется. Он вновь вспоминает письмо Миллер. Почему она вдруг призналась, что поддержала бы его противника?
Соске идет к себе и берет Глок-19. Заткнув пистолет за пояс, он направляется на капитанский мостик. В обычное время вход сюда рядовым членам экипажа был заказан, тем более с оружием. Но кто сейчас будет возражать?
Тесса, Мардукас и остальные удивлены его появлением в командном центре.
- Сержант Сагара?
Он не отвечает и окидывает взглядом помещение.
В следующий миг Соске, не вынимая пистолет, в два шага преодолевает расстояние, разделяющее их с Мардукасом, и решительно отталкивает его. Он приставляет пистолет к голове Тессы и приказывает всем присутствующим не двигаться.


Продолжение следует.


---------------------------------------
*Кстати, еще вопрос, так ли ее зовут. Но пока оставим так.
**Он не знает, что Акихабара – мекка для поклонников аниме.
***в аниме мы слышали "Lady Chapel" – "часовня леди" в буквальном переводе. В английском это словосочетание используется в значении "часовня в честь Девы Марии". В переводе Мистера В стоит "Red Chapel" – "красная капелла". И в том, и в другом случае, название рождает мощный ассоциативный ряд: религиозный или политический
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#67 Blumen_von_Eis » 21.08.2010, 15:25

Окончание спойлеров по второй главе


Это было бы так просто...

- Сержант, кто разрешил Вам войти сюда? – в голосе Мардукаса он слышит обеспокоенность.
Мардукас далеко не дурак, он предусматривает все возможные и невозможные случаи. Было бы глупо пытаться захватить управление подлодкой в одиночку. И потом, приказать им остановить атаку, скрыться в глубине океана и просто ждать, что произойдет – это не его выбор.
- Мне разрешил старший офицер команды специального реагирования, сэр, - отвечает Соске Мардукасу. – Я сам, сэр. Как единственный член SRT, оставшийся на борту я должен занять свое место здесь.
Он указывает на место по левую руку от капитанского кресла, где обычно стоял Калинин.
- Почему нет? - говорит Тесса.
В ее голосе нет раздражения, но слова звучат почему-то резко.
Соске видит, что в ней произошла какая-то перемена. Тесса выглядит все такой же усталой, но в ней не чувствуется больше того мрачного самоедства, которое отравляло ее жизнь последнее время. Тесса кажется чуть сердитой, но в то же время не напряженной. Если бы кто-то сейчас спросил ее, что предпринять, она бы просто ответила: "Выполняйте свои обычные обязанности". Соске не понимает ее состояния, это его беспокоит. Он видит, что Мардукас и остальные члены экипажа тоже в недоумении.
Он встает позади кресла Тессы чуть слева и ловит ее взгляд. Поняв его невысказанный вопрос, Тесса тихо отвечает:
- Нормально. Со мной все в порядке. А Вы как?
Как ответить ей на этот вопрос? Одно слово этой девушки переворачивает все в его душе. Соске не может позволить себе бормотать жалкие оправдания, поэтому он молчит.
Незаметно Соске дотрагивается до пистолета, все еще заткнутого за пояс, и ему становится стыдно. Никогда еще ему не было стыдно за то, что он носит оружие.
На главном дисплее отражается обратный отсчет времени до начала атаки на Мериду – 12 часов 12 минут. Всего двенадцать часов осталось…

*****


Восемнадцать часов спустя после отправления с "Де Данаан" десантная группа "Мифрила" находится на маленьком аэродроме в западной части Непала. У них так мало времени, а между тем бойцы провели здесь без малого два часа, ожидая прибытия необходимого оборудования!
Крохотный аэродром никогда не видел транспорта серьезнее легких самолетов, и легко себе представить, как удивились жители ближайшего городка, когда туда приземлились тяжело груженые военно-транспортные самолеты С-17. До Брунея группа Мао добиралась на вертолетах, там они погрузились на С-17 и под прикрытием ЭМС пересекли воздушное пространство Камбоджи, Мьянмы и Бангладеш. Сейчас им остается до ядерной базы в Афганистане примерно 1200 км, и у них около четырех часов в запасе до предполагаемого пуска ракет.
В горах холодно: 2-3 градуса ниже нуля. Легкие облачка пара вырываются при дыхании. Несколько бедных крестьян в отдалении с любопытством наблюдают, как Мао и ее люди спешно проводят проверку экипировки.
Мао жалуется Лемону, что очень уж неподходящее место было выбрано для последней остановки перед атакой. Тот осторожно отвечает, что ничего лучшего не было. Он старается разговаривать с Мелиссой со всей возможной деликатностью.
Лемон был в Янске, когда погиб Курц. Он не знает об отношениях между ними и считает, что Мао тяжело переживает гибель подчиненного. И еще Лемон отчего-то чувствует себя виноватым в этом, хотя он в той ситуации ничего не мог предпринять.
Мелиссу напрягают лишние зрители и возможное внимание со стороны местной полиции. Лемон заверяет ее, что благодаря старым связям Хантера все здесь будет в порядке, тем более, что ближайшее отделение полиции находится в двух часах езды отсюда.
Мао ожидает пока союзники (из числа выживших бойцов Индийскоокеанской флотилии) доставят ее группе десантный модуль для М9. Это оборудование необходимо для предстоящей операции. Но союзники что-то задерживаются. Мелисса понимает, что злиться бесполезно, однако ей трудно себя сдерживать.
Крузо наконец сообщает, что вертолеты с минуты на минуту будут на месте. Появляются белые вертолеты с оранжевой полосой и надписью "Хантер Эйрлайн". Из одного из них выходит Тень.
Лемон кидается к ней с распростертыми объятиями:
- Ты цела! Слава Богу! Но что ты здесь делаешь?
- Могу спросить то же самое у тебя, - без улыбки отвечает она.
Лемон обескуражен тем, что Тень не рада его видеть.
Точно так же сухо она здоровается с Мао и затем сообщает, что в Москве ей повезло попасть в руки ГРУ, а не КГБ. В обмен на некоторую информацию бывший куратор отпустил ее.
- В обмен на какую информацию?
- О том, почему мы заинтересовались Янском. Но я не сказала ничего, что поставило бы вас под угрозу.
Тень понимает, что мифриловцы теперь в праве не доверять ни одному ее слову. Она замечает лишь, что руководство ГРУ хотело бы связаться с командованием "Мифрила", чтобы вместе противостоять "Амальгам". Мао отвечает на это, что такие решения может принимать только Тесса, с которой сейчас нет связи.
Тень говорит, что это может подождать, а сейчас у нее была иная цель – передать два важных сообщения. Во-первых, она привезла подробную 3-D карту района предстоящей операции с ценными комментариями от тех, кому, вероятно, уже приходилось воевать в тех местах.
Мао поражена тем, что им предоставляют такую информацию и такую поддержку. Она спрашивает, почему ГРУ помогает им. Тень отвечает, что потеря контроля над этой ядерной базой представляет угрозу для безопасности самого СССР.
Тень порывается сказать еще нечто важное, но Крузо перебивает ее, т.к. им необходимо срочно провести новый инструктаж для бойцов.
Сообщив участникам операции новые детали и дав указания, Крузо спрашивает, есть ли у кого-то вопросы. Встает Мелисса. Она понимает, что это последний раз, когда они, боевые товарищи, все вместе. Ей, как и Тессе, тяжело говорить прощальные речи.
- Ситуация сложная. Предстоящая нам операция будет очень трудной, и времени у нас мало. Но хуже всего не это. Хуже всего то, что сейчас вы, ребята, спасаете мир.
В ответ она слышит дружный хохот и аплодисменты. Наемники, перекати-поле, солдаты удачи – они погибали за деньги, чаще всего за чужие, в чужих войнах, до которых миру не было дела. Как дошло до того, что теперь именно они должны предотвратить начало Третьей мировой?
- Эй, может, оставим это кому-нибудь другому? Кому-то, кто хоть выглядеть будет более солидно, а? – смеются солдаты.
Когда шутки стихают, Мелисса продолжает.
- Все, что мы делали, было не напрасно. Наши бои, наши тренировки, наши потери…
Наши потери… Многие молча склоняют голову, понимая, кого она имеет в виду.
- А они бы посмеялись над нами, - говорит один из бойцов. – Курц сказал бы, что мы не справимся с таким заданием без него, несравненного.
- Это точно!
- В его стиле!
- Но почему-то я уверен, что на небесах он за нас не помолится, - грустно шутит кто-то.
- А вот назло ему возьмем и выживем! – отвечает Мао.
- Хотел бы я видеть его разочарованную мину в таком случае!
Солдаты возвращаются к своим делам. Видно, что речь Мао очень их воодушевила, и теперь каждый хочет выжить "назло Курцу". Сказать "Отомстим за Курца" – это было бы слишком пафосно и неуместно. Но каждый в глубине души чувствует именно это желание. Недавно погибший весельчак Вебер стал для них обобщенным образом всех, кого они потеряли.
Мелисса вспоминает, что Тень хотела сообщить что-то еще. Но та странно реагирует и отказывается от своих слов. При этом Тень почему-то говорит, что не хочет сейчас подрывать боевой дух мифриловцев. Не обращая внимания на попытки Мао выпытать эту информацию, она быстро удаляется.

*****


Погрузка оборудования завершена. Все занимают свои места в самолетах. Лемон видит, как Тень в отдаленном уголке разговаривает с кем-то по телефону. Она тщетно пытается успокоить собеседника:
- Нет, я не сказала им! Почему? У меня не было другого выбора!
Она ругается со своим собеседником, и видно, что тот ее сильно раздражает.
- В жизни не встречала настолько надоедливого типа! – бросает она, прервав разговор.
- О ком это ты? – спрашивает Лемон, тихо подкравшийся сзади.
Тень от неожиданности едва не подпрыгивает. Под обещание Лемона не говорить пока ничего ни Мао, ни ее людям, она признается, какое еще известие привезла им. Мишель соглашается с ней, что пока об этом лучше помолчать.
Затем Тень набирает номер Хантера. Во время разговора она становится все мрачнее и мрачнее. На вопрос Лемона, что происходит, Тень отвечает, что расчетное время запуска ракет сократилось еще на час. Теперь у них всего три часа. И это еще оптимистический прогноз.

*****


Между тем на Мериде Канаме завершает последние настройки ТАРТАРОСа. Она почти не спала и не ела за последние двое суток. Подстегиваемая желанием завершить дело как можно скорее она безвылазно сидит около аппаратуры.
ТАРТАРОС изменит этот мир, он позволит вмешаться в ход истории. Канаме с гордостью думает о том, какая ответственная миссия на нее возложена – исправить судьбу человечества.
С момента возвращения из Янска Канаме чувствует себя необычайно хорошо. Она все время полна сил, и бодрость духа не покидает ее ни на минуту. Но ее слабое человеческое тело не всегда выдерживает тот уровень нагрузок, который она себе задала. Порой на нее накатывает сонливость, и странные мысли бессвязным потоком словно пытаются прорваться в ее сознание. Вот и сейчас Канаме чувствует нечто подобное.
- Как некстати, - досадливо морщится она.
Придется прилечь ненадолго. И тут Канаме замечает, что в конце одной из программ появилась строка со словами на японском:"Anta ha atasi jya nai" – "Ты не я".
Канаме не понимает, кто это мог написать. Уж точно не она сама! Но никто не подходил к ее компьютеру. С другой стороны, даже засыпая и падая от усталости, она сама не могла бы это написать. Канаме не понимает, что происходит. Наяву и во сне она думает только об одном – о завершении ТАРТАРОСа. Откуда же взялись эти слова? Ты не я… Что?..
Внезапно Канаме чувствует прилив дикого раздражения. Ей хочется разбить монитор.
Хватит этих глупостей! Я это я!
Стоп. На кого она сейчас рассердилась за эти слова? Что с ней не так?
Это чувство… Такое ощущение, будто все это время кто-то внутри нее постоянно кричит, кричит до хрипоты, протестуя против того, что она делает. Похожее чувство посетило ее в салоне самолета по пути из Янска на Мериду. Жгучие соленые слезы текут по щекам Канаме.
Она вспоминает небольшой инцидент между ней и Леонардом примерно месяц назад. С момента возвращения из Янска он вел себя безупречно вежливо. В тот день он зашел к ней в комнату поздно вечером обсудить некоторые технические детали. Канаме предложила ему выпить чаю.
Когда Леонард вдруг взял ее за руку, Канаме подумала, что он давно заслужил награду за свою преданность. Так почему не сегодня? Было бы несправедливо, если бы в этом, пока еще существующем мире, он так и не добился бы того, чего хотел. Канаме сказала ему об этих мыслях и увидела на его лице лишь грустную улыбку. Однако от подарка Лео отказываться не стал…Но едва он попытался ее поцеловать, Канаме снова посетило это чувство – сильного, почти физического дискомфорта и отвращения к самой себе и своему намерению. "Прости", – пробормотала она, отворачиваясь. "Понимаю", - только и сказал Леонард и вышел из комнаты.
С тех пор Лео не коснулся ее и пальцем. Но что это было с ней? Она же была уверена, что поступает правильно, что сама этого хочет. Что за странное беспокойство время от времени колет ее сердце острой иглой?
Канаме решает, в конце концов, что она просто переутомилась. Она ложится вздремнуть на часик и с радостью напоминает сама себе, что последний раз она засыпает в старом, несовершенном мире.

*****


В пятидесяти морских милях от Мериды "Туата де Данаан" встречает препятствие на своем пути – ВМС США. Пока они обнаружили только усовершенствованную подлодку класса "Лос-Анджелес", которая явно поджидает именно ТДД. И еще четыре субмарины должны находиться где-то поблизости.
Еще год назад от адмирала Томаса Росса Тесса узнала о готовящейся атаке на "Чертика из коробочки" – так ТДД называли американцы. Один из агентов "Амальгам", действующий в ближайшем окружении министра обороны США активно проталкивал эту идею. Сыграв на нарастании напряжения между США и СССР, он убедил отдать нужный приказ, и охота на ТДД началась. Адмирал Росс мало чем мог помочь.
Тесса понимает, что противник скоро обнаружит их. Единственным выходом было бы снизить скорость и затаиться. Однако в этом случае они прибудут на Мериду с почти двухчасовым опозданием.
У Тессы нет точной информации о том, когда именно начнется активация ТАРТАРОСа. С помощью спутника она смогла раздобыть некоторые данные и на этом строит свои догадки. В любом случае Леонард и Калинин не дадут им лишнего времени. Значит, надо идти на прорыв.
С другой стороны, вполне возможно, что американские подлодки еще не самая большая проблема. Амальгамовские "Левиафаны" (подводные истребители - B_v_E) тоже должны охранять подступы к острову.
Тесса все же решается прорываться. Как ни странно Мардукас не возражает против ее, казалось бы безрассудного шага. Тессу это удивляет, она думала, что хорошо изучила его за годы совместной работы.
На максимальной скорости ТДД несется к своей цели. Тесса приказывает Соске приготовить "Лаэватейн" к десантированию. Соске словно колеблется и не хочет уходить из командного центра. Тесса все понимает. Вероятнее всего, они больше не увидятся. Неужели последними словами, которые он от нее услышит, будет лишь этот короткий приказ? Противник до сих пор не подает никаких признаков активности, значит, пара минут у них есть.
Если хочешь ему что-то сказать на прощание, скажи сейчас.
- Передайте Канаме привет от меня, - тихо говорит Тесса.
На лице Соске эмоции быстро сменяют друг друга: уважение, благодарность, тревога, а больше всего – чувство вины.
- Я передам, - отвечает он и покидает командный центр.
Тесса так и не смогла полностью справиться со своими чувствами к Соске. Но влюбленность со временем сменилась в ее сердце горячей привязанностью. Тесса благодарна ему за то, что он дал ей шанс испытать те чувства, которые должна пережить любая девушка ее возраста. Хотя пару лет назад она думала, что ей это не суждено вовсе.
"Спасибо тебе за все. И передай привет Канаме", - только это она хотела сказать.
Акустик сообщает, что подводная лодка противника изменила курс. Тесса на секунду закрывает глаза, делает глубокий вдох и сосредотачивается на новой задаче.
Никто в мире еще не знает, что у берегов острова Мерида Тереза Тестаросса и ее экипаж вступают в самую отчаянную схватку за всю историю подводных сражений.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#68 Blumen_von_Eis » 09.09.2010, 16:44

Что-то пересказ затих. В качестве легкого аперитива - кусочек третьей главы. В скором времени постараемся сделать ее целиком. Первая глава второй части практически готова, но выкладывать будем, естественно, по порядку.

----------------------------------------
Четвертый всадник*


Вражеская подлодка резко меняет курс. Американцы без сомнения обнаружили "Туата де Данаан".
Акустик Деджилани быстро определяет, что за противник перед ними – это SSN-758 "Эшвилл" (Asheville). Этой подлодкой командует капитан 2-го ранга Хоган. Он хорошо служил своей стране, в скором времени его должны были перевести на бумажную работу. Но поражение в этой схватке (а Тесса не сомневается, что победителем из нее выйдет именно ТДД) нанесет серьезный ущерб его репутации.
Гидролокатор обнаруживает еще три приближающиеся субмарины и пять "Левиафанов". Кроме того, на поверхности их поджидают два противолодочных фрегата и два вертолета.
"Туата де Данаан" поднимается на перископную глубину. Тесса слегка улыбается:
- Подходите ближе.
Она приказывает дать залп из всех орудий одновременно: по подводным лодкам, кораблям и даже вертолетам противника. Поняв, что происходит, вражеские корабли пытаются совершить маневры уклонения, но уже слишком поздно. Внезапная яростная атака со стороны ТДД спутала противнику все карты: тщательно спланированная операция, скоординированность действий – все пошло прахом. Каждый из участников этого сражения сейчас выпутывался из собственных проблем.
Поступают данные о поражении целей: ракеты "Си Спэрроу" вывели из строя вертолеты, противокорабельные ракеты "Гарпун" приближаются к своей цели. Фрегаты противника не оборудованы системой "Иджис" (Aegis combat system), позволяющей обнаруживать и быстро уничтожать угрожающие кораблю цели. Они обречены.
По "Левиафанам" также были выпущены ракеты. Попасть в них почти нереально, слишком это изворотливая и подвижная цель, но это позволило чуть отсрочить их нападение. "Левиафаны" реагируют на залп с ТДД как и ожидалось: сами готовятся атаковать.
"Эшвилл" несмотря на отчаянные попытки избежать попадания все же получает ряд повреждений. Остальные американские подводные лодки находятся слишком далеко, чтобы можно было надеяться нанести им какой-то ущерб. Тем не менее одна из них спешно покидает поле битвы, а другая начинает экстренное всплытие.
Из четырех американских субмарин три пока не представляют опасности. Однако четвертая подводная лодка, избежавшая попадания торпеды, собирается атаковать ТДД.
- А он хорош, - не может не признать мужество и мастерство противника Ричард Мардукас.
- Что это за корабль? – интересуется Тесса.
- SSN-752 "Пасадена", - докладывает Деджилани.
Это подводная лодка капитана Сейлора.
- Почему именно сейчас? – грустно вздыхает Тесса.
Однако времени на сентиментальные размышления нет. Тесса решается на очень смелый маневр, требующий ювелирной точности исполнения. ТДД разворачивается и идет прямиком навстречу "Пасадене", кажется, что две подводные лодки вот-вот столкнутся в лоб. Однако ТДД успевает обойти "Пасадену" по правому борту почти вплотную.
В тот же время "Левиафаны" атакуют "Туата де Данаан". Тессе приходится одновременно уклоняться от них, маневрируя в непосредственной близости от подводной лодки Сейлора. Кажется, сквозь толщу воды можно даже расслышать его раздраженный рев.
ТДД с близкого расстояния поражает один из "Левиафанов". Но и сама получает торпеду в бок.


-----------------------------
Название этой главы по-английски звучит как "Pale Horse", что, несомненно, восходит к отрывку из "Апокалипсиса", в котором говорится о четвертом всаднике: "И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя "смерть". (Откр., 6:8)
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#69 Blumen_von_Eis » 16.09.2010, 14:52

Соске на пути в ангар слышит предупреждение экипажу о приближении торпеды. В ту же секунду его несколько раз кидает из стороны в сторону в узком коридоре, и лишь противоперегрузочный костюм спасает его от переломов. Пробоина, образовавшаяся в результате атаки, дает течь. Соске связывается с командным центром, описывает повреждения. Ему приказывают немедленно покинуть затопляемый отсек, который будет изолирован.
В ангаре Сагару встречает непривычная пустота, сейчас там почти нет техники. Он окликает Эварда Сакса, который до последнего готовил "Лаэватейн" к битве, но не слышит ответа. У ступоходов бронеробота он видит внешний блок питания, по всей видимости, упавший с большой высоты. На углу Соске замечает свежую кровь. Позади разбитого устройства Соске обнаруживает тяжело раненого Эда Сакса. С первого взгляда ясно, что тому остались считанные минуты жизни. Несмотря на это каким-то чудом он остается в памяти и может говорить.
Торопясь закончить настройку "Лаэватейна" Сакс не закрепил злополучный блок питания, и при попадании торпеды тот упал на него. Соске вызывает Пегги Голдберри, а сам оказывает Эду первую помощь, понимая, впрочем, всю ее бесполезность. Тем временем умирающий Эд Сакс дает ему последние указания, без которых Соске не сможет активировать бронеробот. Напоследок он говорит: "Я никого не виню".
- Голдберри скоро будет здесь, держись, - просит его Соске.
- Ох, нет… Только не это… Не хочу, чтобы старушка Пегги делала мне искусственное дыхание…
- Скажи ей это сам… - начинает было Соске, но Сакс уже его не слышит.
Соске еще пытается провести реанимационные мероприятия, но они не дают никакого результата. Прибежавшей на помощь Пегги Голдберри он лишь говорит:
- Он был хорошим человеком.
У Соске остается мало времени, поэтому, оставив хлопоты над телом погибшего врачу, он подсоединяет блок питания к "Лаэватейну". Пегги меж тем спрашивает его, каковы были последние слова покойного.
- Он сказал, что не хочет, чтобы Вы делали ему искусственное дыхание.
- Грубиян, - Пегги улыбается сквозь слезы горькой улыбкой.
Соске активирует бронеробот, следуя инструкциям Сакса. Активация проходит успешно, и первым делом Сагара с помощью Ала получает информацию от Даны о состоянии подводной лодки и текущей боевой обстановке.
Ал спрашивает, что за человек погиб в ангаре. Соске рассказывает ему об обстоятельствах смерти Эда Сакса. Параллельно он тестирует взаимодействие ИИ с остальными системами бронеробота, отмечая ошибки. Ал неожиданно спрашивает, нет ли его вины в гибели Эдварда. Соске сильно удивлен, эта реакция больше похожа на человеческую, но ведь перед ним всего лишь машина.
- Почему ты спрашиваешь? Это тебя беспокоит?
- Нет. Технические работы почти закончены, поэтому потеря лейтенанта Сакса никак не скажется на нашей боевой готовности, - в ответе Ала чудится подчеркнутая механистичность и холодность.
Ал полагает, что проблемы в функционировании его нового "тела" – "Лаэватейна" – стали причиной смерти Эда. Соске передает ему, что Сакс никого не винил.
- Благодарю Вас, сержант. Это чрезвычайно ценная для меня информация, - отвечает Ал.
Соске вспоминает о карте памяти, которую передала ему Миллер. "Посмотрю, когда вернусь, - думает он. – Если вернусь…"
Поступает приказ готовиться к десантированию. "Туата де Данаан" готовится к всплытию. "Лаэватейн" подходит к подъемнику, который доставит его на полетную палубу. На прощание Соске и Ал отдают честь погибшему Эдварду Саксу:
Поднявшись на палубу, Соске быстро занимает позицию в катапульте, и его "выбрасывают" в воздух. Как и ожидалось, в полете "Лаэватейн" оказывается очень неустойчивым.
Ал сообщает об обнаружении вражеских бронероботов. Это "Бегемоты" движутся от берега. Датчики "Лаэватейна" фиксируют запуск ракет, и теперь Соске предстоит в воздухе каким-то образом уклониться от них.

*****


Пока Соске разбирается со своими проблемами, С-17, перевозивший группу Мао, подвергается обстрелу вражеских зениток. Даже система невидимости ЭКС не смогла защитить их. Мелисса предлагает сбросить бронероботы раньше, но Крузо возражает, говоря, что так они окажутся слишком далеко от базы, а у них нет времени добираться до нее пешком. Тем не менее всем отдается приказ быть готовыми к десантированию в любую минуту.
Находящиеся на борту бронероботы и пехотинцы ничего не могут поделать. Это хуже всего для солдата – находиться под огнем и быть вынужденным бездействовать. Все, что им остается, – положиться на мастерство пилотов.
Сопровождающие транспортный самолет FAV-8 "Супер Харриер" пытаются вывести из строя зенитки. Один из них подбит. Остается три километра до советской ядерной базы. С-17 не может высадить их ближе.
Крузо отдает приказ десантироваться. Его "Фальке" первым покидает борт самолета, за ним следует Мао в своем М9. Она включает ЭКС, однако зенитки, оборудованные ЭККС или ее аналогом, все же засекают ее бронеробот. Мелисса успевает уклониться в воздухе от ракет, но все же те взрываются довольно близко.
Когда Мелисса приземляется, она сразу же пытается найти Крузо и пехотинцев, но датчики ее бронеробота не обнаруживают никаких следов их присутствия. Однако она видит основную цель операции – советскую ядерную базу, захваченную подручными Леонарда Тестароссы. До запуска ракет осталось всего пятьдесят минут.

*****


К "Лаэватейну" неумолимо приближаются шесть ракет, выпущенных "Бегемотами". Он не может уклониться, поэтому Соске сбивает часть ракет с помощью одновременного залпа из почти всех имеющихся на борту его бронеробота орудий. От остального его защищает лямбда-драйвер. Однако левое крыло бронеробота получает повреждение. Соске понимает, что еще одну подобную атаку "Лаэватейн" может не выдержать.
Он собирается стрелять по "Бегемотам" из гаубицы-пушки. Ал справедливо замечает, что бронеробот может не выдержать нагрузки, связанной с выстрелом из такого крупнокалиберного оружия. В нормальной ситуации здравомыслящему пилоту БР не пришло бы в голову стрелять из гаубицы, учитывая еще и частично нефункциональное крыло. Однако для Соске сейчас нападение – лучшая защита.
Ближайший к нему "Бегемот" едва-едва попадает в радиус действия прицела и сам уже готовится к новой атаке. Соске стреляет практически наугад. Задействовав лямбда-драйвер, ему удается компенсировать отдачу. Снаряд взрывается в нескольких сотнях метров позади "Бегемота". Соске корректирует прицел и теперь поражает вражеский бронеробот.
Но и в "Лаэватейн" летит новая ракета, она взрывается довольно близко и БР ощущает воздействие взрывной волны. Поверженный "Бегемот" тем временем заваливается на спину - в обороне противника образовалась брешь, которой собирается воспользоваться Соске.
Оставшиеся "Бегемоты" справа и слева движутся в сторону "Лаэватейна" и готовят новый удар. Им на помощь спешат шесть ударных вертолетов Mи-28. Они попытаются расстрелять "Лаэватейн", как только тот приземлится, но Соске не намерен позволить им это. Он выпускает двенадцать ракет "Черная мамба". Пилоты вертолетов не ожидали, что мифриловский бронеробот способен к какой-либо противовоздушной обороне. Безуспешно они пытаются избежать попадания: все шесть вертолетов подбиты.
В то же время бронеробот Соске попадает под перекрестный огонь зениток, бьющих с берега Мериды, и "Бегемотов". Один из снарядов задевает правый ракетный ускоритель. Возникает опасность взрыва, который может разнести "Лаэватейн" на клочки прямо в воздухе. С другой стороны, если сейчас избавиться от одного из ракетных ускорителей, БР не долетит до берега, до которого осталось примерно три километра. Он не может использовать аварийный парашют, т.к. это замедлит движение и сделает его удобной мишенью для "Бегемотов". Берег приближается, но пламя, объявшее правый ускоритель, уже подбирается и к левому.
До берега тысяча метров. В правое крыло снова попадает вражеский снаряд. Соске приходится избавиться от ракетных ускорителей. Над "Лаэватейном" раскрывается аварийный парашют, но Сагара почти сразу избавляется от него. Последние несколько сот метров он парит в свободном падении.
Под собой Соске видит западное побережье острова Мерида. Когда-то именно на этом песчаном пляже он учил Тессу пилотировать М9. "Лаэватейн" приземляется в воду в двухстах метрах от берега.
Едва почувствовав землю под ногами, Соске разворачивает гаубицу-пушку в сторону "Бегемотов". Он поражает обе цели, однако последний из гигантских бронероботов успевает выстрелить в него. "Лаэватейн" прыжками уходит от попадания и приземляется на скалистый склон рядом с пляжем. В тот же миг на то место, где он был секунду назад, обрушивается шквал снарядов из всевозможных орудий.
Но Соске знает здесь каждый камень. Он мог бы ориентироваться на Мериде с закрытыми глазами. Соске чувствует себя так, будто защищает родной дом. Он расправляется с последним из "Бегемотов" и скрывается в джунглях.
Чтобы уйти от преследования на какое-то время, Соске использует специальное маскировочное оборудование. Он сбрасывает устройство, имитирующее излучение "Лаэватейна" и заодно улавливающее движение противника. Восемь таких приборов связаны между собой и могут обмениваться зашифрованными данными: это лишь усиливает иллюзию присутствия где-то неподалеку бронеробота. Соске приказывает Алу перевести все эти приборы в режим трансляции: "Эта машина – ходячая радиостанция, а я диджей".
До начала операции у него было много сомнений: чего хочет он сам, чего хочет Канаме, как ему найти ее и как достучаться до ее плененного разума? Сейчас все стало ясно как день.
Самым главным из этих вопросов был один: кто он сам? И вот, в самом сердце битвы Соске понимает наконец собственную сущность. Он – солдат.


Конец первой части
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#70 Blumen_von_Eis » 16.09.2010, 15:25

Будь со мной всегда
Часть 2


Четвертый всадник
(продолжение)


Канаме погружена в работу и почти не замечает, что потолок центра управления слегка потряхивает. Враги уже на подходе. ТАРТАРОС оснащен системой, компенсирующей воздействие внешних колебаний, поэтому Канаме не беспокоится о могущих возникнуть неполадках: все ошибки будут в пределах допустимой погрешности.
Кто-то стучит в дверь. Канаме, не отрываясь от монитора, приглашает стучавшего войти. Это Леонард. Он спрашивает, как продвигается процесс запуска ТАРТАРОСа, и просит Канаме чуть-чуть ускорить его. Девушка в недоумении: разве есть необходимость торопиться? Разве ее защитники не способны отразить любые атаки? Она видит, что Леонард уже облачился в костюм пилота БР, а это значит, что он лично собирается сразиться с напавшими на них врагами. Леонард поясняет ей, что сейчас им противостоит особенная машина – "Лаэватейн" - и особенный пилот. Примечательно, что Канаме не проявляет ни малейшего интереса к личности пилота вражеского бронеробота. Леонард уверяет ее, что расправится с "Лаэватейном", однако существует небольшая вероятность того, что он потерпит поражение. Свои шансы на победу он оценивает как 9:1. И вот на этот крайний случай он и просит Канаме быть готовой активировать ТАРТАРОС как можно скорее.
Но в этом нет необходимости, поскольку Канаме только что закончила все приготовления. Она с восторгом говорит о том, что совсем скоро возникнет прекрасный новый мир. Леонард просит ее сделать так, чтобы они встретились по ту сторону.
О, разумеется, они встретятся! В каком-нибудь мирном городке в солнечный день они будут пить чай и беззаботно болтать. В конце концов, это им принадлежит все время во вселенной! Канаме хотела бы также встретиться и с Тессой, которая забудет обо всех войнах и ужасах, что ей довелось пережить. А еще она увидится со школьными друзьями и с мамой… Тогда она будет счастлива.
- А его ты не хотела бы встретить там? – со странной интонацией спрашивает Леонард.
- Кого? – удивляется Канаме и лишь некоторое время спустя, когда Леонард уходит, понимает, что речь шла о Сагаре Соске.
Канаме пришлось приложить усилия, чтобы вспомнить его, а ведь, кажется, когда-то он занимал важное место в ее жизни? Канаме вспоминает, как больно сжималось ее сердце в ту секунду, когда она убила Соске. Она хотела бы навсегда вычеркнуть это из памяти, потому что мысль об этом причиняет ей невыносимые страдания. Но эта жертва была необходима. В чудесном новом мире они опять встретятся. С другой стороны, есть ничтожная вероятность того, что ей помешают привести в исполнение этот план. Тогда получится, что Соске и Тесса погибли напрасно... И Канаме решает, что надо поторопиться.
Она собирается переодеться в специальный костюм с датчиками, синхронизирующими ее с ТАРТАРОСом. В этот момент из оставленной на столе гарнитуры она слышит мужской голос:
- Канаме! Тидори Канаме , ты слышишь меня? – кто-то пытается докричаться до нее по открытому каналу связи. – Если не можешь отвечать, то просто слушай: я пришел за тобой.
Соске? Канаме не может поверить своим ушам.
- Я пришел за тобой! Ты слышишь меня? Я заберу тебя отсюда!
Но этого не может быть! Она же сама застрелила его в подземелье в Янске. Канаме не чувствует ни малейшей радости ни от того, что Соске жив, ни от того, что он пришел за ней. Она испытывает только недоумение. В ней вновь вспыхивает то странное чувство протеста, которое она тщетно пыталась подавить. Канаме теряет контроль над собой: очертания предметов расплываются, мысли путаются.
- … я все думал, что скажу тебе при встрече. Хотел сказать что-нибудь приятное, но ты же знаешь, я не умею красиво говорить. Поэтому слушай внимательно, вот что я скажу вместо этого: я думал, ты сильнее. Слышишь?
Вот сумасшедший! Кричит по открытому каналу на весь остров. Благодаря этому его обнаружат за считанные минуты, но, кажется, его это не останавливает. Он решил высказать все, что у него накопилось за это время, все, что о ней думает – Канаме ни разу ничего подобного от него не слышала.
- Серьезно, Канаме, я разочарован. Я всегда считал тебя хорошим человеком… Хотя нет, не совсем так. Много было и такого, что меня раздражало. Ты чуть что хваталась за харисен, не могла спокойно выслушать малейшее возражение. Частенько мне казалось, что я у тебя в рабстве, что ты пытаешься полностью контролировать меня – это мне не нравилось. Ты жила в своей чистенькой мирной Японии, не зная настоящих проблем, и не беспокоилась обо мне нисколько. Сейчас я понимаю, что это было несправедливо. Ты очень, очень плохо обращалась со мной… Но это не самое главное. Просто, мне все это вдруг вспомнилось, и я решил сказать это тебе, пока у меня есть такая возможность.
На самом деле я хотел о другом поговорить... Должен ли я жертвовать всем и всеми, чтобы спасти тебя? Если честно, то я до сих пор не знаю ответа на этот вопрос. Я гонялся за тобой по всему свету целый год и много раз терпел неудачу: в Мексике, в Янске. А знаешь почему? Потому что каждый раз ты колебалась и медлила! Ты что, считаешь себя принцессой в башне? Ты хочешь уйти со мной или нет? Или ты считаешь, что так все и должно оставаться? Только не говори, что я довел тебя до слез! Или наша обидчивая красавица ждала нежностей от верного воздыхателя?
Неужто эта гневная тирада, произнесенная на одном дыхании, могла вырваться у Соске? У всегда молчаливого Соске? Нет, это противник пытается одурачить ее, имитируя его голос.
- Что же, Канаме, - он почти кричит на нее, - как ты там говорила когда-то? "Давай вернемся вместе"? Ты мне лгала! А если я не прав, то можешь побить меня снова. Туфлей или харисеном – тебе не привыкать раздавать оплеухи!
В груди Канаме бушуют эмоции, с которыми она не может справиться. Она с трудом подавляет желание отозваться на его крик.
- Ответь же, Тидори!
Канаме не выдерживает и хватает гарнитуру со стола:
- Я тебя слышала. Ты искусно имитируешь голос настоящего Соске. Но ты напрасно думаешь, что тебе удалось пронять меня.
- Я настоящий Сагара Соске.
- Пусть так, раз ты настаиваешь. Но ты опоздал. ТАРТАРОС вскоре будет запущен, и я создам мир без боли и страданий. Кем бы ты ни был, твои попытки помешать – тщетны. Опусти оружие и жди. Еще немного, и мы попрощаемся с этой ужасной и жестокой реальностью.
Соске некоторое время внимательно ее слушает, а потом говорит тихо, но решительно:
- Заткнись. Я говорю не с тобой, а с Канаме Тидори.
- Но это я Канаме Тидори!
- Чушь. Ты не она, ты – София.
- Я Канаме Тидори, а София умерла много лет назад! Что за вздор ты несешь?
- Я сказал: заткнись. Ты думаешь, я явился сюда, чтобы умолять тебя остановиться? Не смеши меня! Вместо этого я собираюсь хорошенько надрать задницу твоим дружкам. Вы ведь слышите меня? – Соске знает, что по открытому каналу его слова разносятся по всей Мериде. – Так слушайте внимательно: я уничтожу вас всех. И эту адскую машину, на которую вы молитесь, я разнесу за секунды. Мне уже не терпится услышать, как вы будете просить пощады: "Не надо! Это наша последняя надежда! Этот жестокий мир обидел нас, и мы хотим, чтобы он исчез!" Пожалуй, я запишу ваше хныканье и потом выложу на всеобщее обозрение! То-то будет потеха! Готовьтесь – я иду.
Соске сам удивляется тому, что выдал такой длинный монолог, да еще наговорил Канаме таких слов!
Канаме пытается его увещевать, говоря, что мир нуждается в очищении и новый порядок подарит каждому гармонию и счастье…
Но Соске вновь решительно прерывает ее:
- Ты что-то сказала о гармонии и очищении? Бред. Вы просто собираетесь размазать это дерьмо по всем миру. Не важно, поняла ты меня или нет. Я остановлю вас любой ценой.
Соске прерывает механический голос Ала:
- На восемь часов два бронеробота.
Это "Чодары", вероятно, оснащенные лямбда-драйверами. Одну из вражеских машин Соске расстреливает из пушки Гатлинга. Второй "Чодар" он осыпает выстрелами из винтовки, а затем, когда кончаются патроны, берет ее наперевес, как бейсбольную биту, и точным ударом повергает противника на землю. Но прикончить его Соске не успевает, т.к. Ал сообщает о приближении новых противников. Соске моментально делает маневр уклонения и прикрывается "Чодаром", как щитом. С запада к нему движутся вражеские бронероботы, точное число которых пока не известно: предположительно три или более.
Соске продолжает отстреливаться, а с юга также наступают четыре бронеробота. Силы противника концентрируются, и действуют его враги слаженно и четко. Командир отряда не собирается позволить ему уничтожать его бойцов поочередно. Хотя Соске и удалось вывести из строя две вражеские машины, это не изменило ситуацию кардинально: ему противостоят как минимум восемь бронероботов, оборонительной операцией руководит майор Калинин, местонахождение "Белиала" до сих пор не выяснено, а ТАРТАРОС вот-вот будет запущен.
Соске понимает, что Калинин и Леонард слышали его громкое "Иду на вы" и приготовились задействовать всю мощь своей армии, чтобы остановить его.
Бронероботы начинают окружать его. Соске отмечает про себя, что хотя навыки пилотирования у его противников так себе, выбор позиции и момента для атаки, несомненно, правильный и несет на себе печать тактического гения майора.

*****


Огонь зениток стих, и горы теперь встречают Мелиссу Мао подозрительной тишиной. Время работает против них, и бой амальгамовским отрядом обещает быть очень сложным. Под покровом темноты, защищенная режимом невидимости ЭМC, Мелисса продвигается вперед и гадает, обнаружил ли ее противник. Вскоре она достигает южного слона горы, откуда уже виден вход на советскую ядерную базу.
Внезапно датчики ее бронеробота засекают присутствие какого-то источника тепла в кустах неподалеку. Оказывается, это Белфанган Крузо на своем "Фальке". Из короткого разговора с ним Мелисса узнает, что мифриловский отряд уже готовится к атаке примерно в пятистах метрах к северо-западу от них. До предполагаемого пуска ракет осталось не больше двадцати минут, а вокруг все подозрительно тихо…
Едва Мелисса и Бен успевают задуматься об этом, как раздается звук колоссальной мощности. Горы сотрясают раскаты льющейся с неведомых высот тревожной и величественной музыки: невидимый оркестр играет "Ночь на Лысой горе" М.П. Мусоргского.
- "Фантазия"?* – почти про себя бормочет Крузо.
- Что?
- Первый анимационный фильм со стереофоническим звуком. Впрочем, не обращай внимания. Это все штучки Фаулера.
В то же мгновение Мао и Крузо подвергаются нападению. Мелисса узнает бронероботы "Элигор", с которыми ей уже приходилось сталкиваться в Мексике. Крузо вступает в поединок с черным бронероботом, который пилотирует Фаулер, а Мелиссе достается белый.
Она начинает кружить возле своего противника, делая порой хаотичные движения в сторону, чтобы сбить его с толку. В какой-то момент, поймав вражеский БР в прицел, она нажимает на спусковой крючок, хотя прекрасно понимает, что поле лямбда-драйвера отразит эту атаку. Но "Элигор" не задействует лямбда-драйвер, словно говоря ей: "С тобой я разделаюсь и без него".
"Да что возомнил о себе этот пилот? Что он может играть со мной?"
Присмотревшись к движениям бронеробота, Мао понимает, что им управляет женщина. Для такого опытного пилота, как Мелисса, распознать противника не составляет труда. К примеру, она хорошо знает, как двигается машина каждого из ее коллег, а пластика этого бронеробота не оставляет сомнений в том, кто может быть в кабине пилота. Вероятнее всего, это та девушка.
Одна из очередей, выпущенных белым "Элигором" попадает в плечо бронеробота Мао. Отбросив все лишние мысли, Мелисса сосредотачивается на сражении.

*****


Соске отчаянно бьется с десятком противников сразу. Он с удивлением обнаруживает, что легко предугадывает ходы своих врагов. Переданные ему когда-то Андреем Калининым навыки и тактические приемы теперь обернулись против самого учителя. Соске читает, как открытую книгу, план операции и видит на пять ходов вперед.
Связавшись с "Туата де Данаан", Ал запрашивает огневую поддержку. Подводная лодка, уже подошедшая к острову и находящаяся на перископной глубине, в упор расстреливает крылатыми ракетами амальгамовские бронероботы. Чтобы они не успели отразить атаку с помощью лямбда-драйверов, Соске в момент приближения ракет включает "Перышко феи".
Получив известие о том, что группа "Чодаров" разгромлена, Калинин не выказывает большого удивления. Это не значит, что он недооценивает своего противника, напротив, он отдает должное тому мастерству и тактическому расчету, с которым Соске и Тесса осуществили эту комбинированную атаку. Андрей Сергеевич настаивал на совместной атаке "Чодаров" и "Белиала", но Леонард отказался. Он хотел сойтись с измотанным противником один на один. В настоящее время он не выходит на связь, и даже Калинин не знает, где именно "Белиал" поджидает Соске.
Андрей Сергеевич просчитывает действия экипажа ТДД и решает организовать засаду на случай высадки десанта с подводной лодки.

*****


Соске тем временем выходит на связь с командованием. По голосу Мардукаса, по его тяжелому прерывающемуся дыханию и доносящимся сигналам тревоги он понимает, что подводная лодка и ее экипаж сильно пострадали. Больше всего его беспокоит состояние Тессы. Мардукас заверяет его, что серьезных травм у нее нет. Тесса выхватывает у старшего помощника гарнитуру связи и дает Соске последние наставления. В конце она говорит ему странную фразу и просит передать это ее брату. Соске не понимает смысла сказанного, но Тесса настаивает на том, что это очень важно и может помочь ему в решающий момент.
Сеанс связи окончен. Соске продолжает движение к бывшей мифриловской базе. Прямо у входа в подъемник, через который он рассчитывал попасть внутрь, его ждет "Белиал". В "руках" у него предмет, напоминающий своим видом старинный лук. Леонард выражает удивление тем, что Соске смог дойти так далеко вглубь острова. Он говорит, что слышал пламенную тираду Соске и отметил для себя, что тот знает о том, кто на самом деле сейчас управляет разумом Канаме. Соске не может понять, как Леонард смирился с тем, что личность девушки, которую он любит (как он сам утверждал), подавляет нечто чужеродное.
Соске нападает первым, но поле лямбда-драйвера, установленного на "Белиале", отражает удар.
- А сколько было громких заявлений! – иронично усмехается Лео. – Ты что-то кричал про "надрать задницу" и "уничтожить вас всех". Ну, так покажи, на что способен!
Он стреляет в "Лаэватейн" из своего "лука", и Сагара лишь успевает увернуться, хотя ударная волна все же задевает его. Что за оружие использует Леонард? Рельсовую пушку? Его невидимые "стрелы" движутся быстрее звука, против них бессилен и лямбда-драйвер. "Белиал" неторопливо поднимается в воздух, снова прицеливаясь. Должно быть, в эти самые секунды, когда смерть смотрит Соске в глаза, София запускает ТАРТАРОС.


----------------------------------
"Фантазия" - классический мультфильм студии Диснея. Его сюжет составляют девять независимых фрагментов, положенных на классическую музыку, в том числе использована и симфоническая фантазия Мусоргского "Ночь на Лысой горе".
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#71 Blumen_von_Eis » 16.09.2010, 15:57

Дилемма любящего сердца


"Туата де Данаан" получила фатальные повреждения: два удара пришлись на правый борт, один на левый. Помпы уже не справляются с все повышающимся уровнем воды, в жилом отсеке бушует пожар. Только благодаря своей уникальной конструкции подлодка еще не пошла на дно.
Хотя все нападавшие на ТДД вражеские корабли уничтожены, экипаж не может перевести дух и сразу же готовится к новой атаке: они будут штурмовать вход в подземный туннель, ведущий на базу.
Подводная лодка запускает несколько торпед, прокладывая себе путь. Но береговая оборона противника крепка, их осыпают ответными ударами. В сотрясаемом взрывами командном центре гаснет один из центральных дисплеев. Тесса с трудом удерживается в своем кресле, но несмотря на сообщение о новых повреждениях она отдает приказ еще ускорить движение. На полном ходу "Туата де Данаан" таранит заграждение, препятствующее входу в подземный туннель. Во время этого штурма одна из потолочных панелей падает прямо на Мардукаса.
Тесса приказывает расстрелять вторые ворота, ведущие в подземный док. Ударной волной ТДД сносит вправо, и огромный корабль со всего маху врезается в стену туннеля. Палладиевый реактор уже перегрелся, но лишь какие-то триста метров отделяют их от заветного входа. Подводная лодка снова идет на таран.
При столкновении Тессу выбрасывает из капитанского кресла, какое-то время она находится без сознания. Когда она приходит в себя, Мардукас докладывает, что подводная лодка полностью исчерпала свой ресурс: ее палладиевый реактор встал, пожар уже подбирается к торпедному отсеку и существует опасность взрыва.
Через уцелевший перископ Тесса видит вход в бывший сухой док, где и находится их цель – ТАРОС. Она приказывает экипажу приготовиться к рукопашной.
Пересчитав личный состав, Тесса отсылает всех и сама на минуту задерживается в командном центре. На панели управления она вводит всего одно слово: "Спасибо". Но огонь уже уничтожил многие каналы передачи информации, поэтому ИИ "Дана" не отвечает. Тесса встает на колени и целует грязный пол, прощаясь со своим кораблем, как мать с умирающим ребенком.

*****


Соске и Леонард сражаются на территории бывшего тренировочного комплекса, построенного для отработки боевых действий в городских условиях. Соске не может использовать лямбда-драйвер для защиты от снарядов из таинственного "лука". Все, что ему осталось – это уклоняться, полагаясь на интуицию, и, выбрав подходящий момент, разыграть свою козырную карту. Он включает "Перышко феи". "Белиал" вынужден приземлиться, но это ничуть не обескураживает Леонарда. Он уже заметил, что "Лаэватейн" не оборудован ни ЭКС, ни ЭККС, поэтому он просто включает режим невидимости, зная, что Соске не сможет его засечь. Он передвигается крайне аккуратно и лишь время от времени поддразнивает противника едкими репликами.
У Соске очень мало времени, т.к. "Перышко феи" тратит много энергоресурсов. Он решается использовать магическую фразу, которую Тесса велела передать своему брату.
- Тесса просила тебе сказать, что она знает, что сделала ваша мать.
Леонард, до сих пор ничем не выдававший свое местоположение, теряет над собой контроль:
- Чушь! Этого не может быть!
По движению одного из деревьев Соске определяет, где находится его цель. Он стреляет в этом направлении из гаубицы-пушки, хотя по большому счету "Лаэватейн" не может ее использовать, если отдачу не будет компенсировать лямбда-драйвер. Машину Соске отбрасывает назад со страшной силой, правый манипулятор выходит из строя вместе с "Перышком феи". Когда дым от взрыва рассеивается, Соске видит, что"Белиал" тоже пострадал, но меньше, чем "Лаэватейн". Бронеробот Лео лишился левого манипулятора и своего "лука", повреждена броня, но все же он вполне функционален и даже смог устоять на ногах.
Леонард вне себя от злости:
- Это подлый прием!
- Тебе ли рассуждать о подлости! – парирует Соске.
"Белиал" активирует лямбда-драйвер, сам воздух вокруг него словно закручивается вихрем. Смертоносная машина надвигается на Соске.

*****


Над Бадахшанским ущельем играет "Ночь на Лысой горе". М9 Мелиссы Мао сошелся в поединке с белым "Элигором".
Внезапно бронеробот противника словно распадается на несколько копий. Мираж? Теоретически такое возможно: вместо того, чтобы использовать эффект голограммы для маскировки БР, можно попытаться создать несколько его визуальных проекций. Мао и сама некогда пробовала осуществить нечто подобное, но оборудование М9 не позволило создать настолько совершенное изображение, чтобы его нельзя было отличить от оригинала. Вспомнив некоторые законы оптики, Мелисса пытается вычислить, где в действительности находится "Элигор". Она стреляет по той из копий, которая кажется ей настоящей, но попадает лишь в один из миражей.
В тот же миг в нее летит десять противотанковых кинжалов. Бронеробот Мао скрещивает манипуляторы перед собой, защищая кокпит. Восемь кинжалов-иллюзий растворяются в воздухе, но два из них – настоящие – поражают цель. М9 теряет равновесие и падает на землю. Мелисса с отчаянием видит на таймере, что осталось всего пятнадцать минут до пуска ракет. А "Элигор" сворачивает голографические проекции и подходит ближе, неспешно подготавливая винтовку.
Мелиссе чудом удается заставить свою машину подняться. Она бежит, а "Элигор" расстреливает ее в спину. Мао выходит на связь с Белфанганом Крузо:
- Говорит Урц-2. Я получила критические повреждения. Моя песенка спета. Простите, ребята.
Крузо в ответ кричит, чтобы она продержалась еще немного: он скоро придет ей на помощь, вот только… Сеанс связи неожиданно прерывается. Белый "Элигор" приближается к ней, но Мелисса уже ничего не может поделать.

*****


В лунном свете черный бронеробот Ли Фаулера похож на одного из злобных духов ада, что кружат в симфонической фантазии Мусоргского. Его "Элигор" вооружен своеобразным "мечом", и он уже успел полоснуть им "Фальке". Лишь отточенная реакция помогла Белфангану Крузо избежать смерти. Следующим взмахом Фаулер рассекает пополам винтовку своего противника. Крузо вынужден отступить, он выхватывает мономолекулярный резак и становится в боевую стойку. Но против лямбда-драйвера и этого адского "меча" у него почти нет шансов.
Крузо спрашивает сам себя, что если бы у его противника не было преимущества в виде лямбда-драйвера? Смог бы он тогда переломить ход поединка в свою пользу? Он признает, что и в этом случае исход боя был бы тем же. Атаки Фаулера пугающе точные и быстрые, лямбда-драйвер тут ни при чем.
Кто же он такой? Еще с момента их первого поединка в Сан-Франциско Белфанган Крузо собирал о нем информацию, но не узнал почти ничего стоящего. Может быть, Фаулер – мастер боевых искусств? Но движения его бронеробота, стиль атак не имеют ничего общего ни с одной из известных Крузо боевых систем. Он решает задать этот вопрос самому Фаулеру.
- Меня часто об этом спрашивают, - признается тот. – И я отвечаю на это, что жил однажды человек, стремившийся обрести силу. Он тренировался день и ночь, совершенствуя свое мастерство, а потом в один прекрасный день понял, что все равно беззащитен.
- Тебя кто-то побил?
- В каком-то смысле… Один алкаш, каких полно в любом захудалом городишке.
Фаулер снова нападает, Крузо пытается контратаковать, но защитное поле моментально разрушает лезвие его мономолекулярного резака. Противотанковые кинжалы также не достигают цели, зато Фаулер успевает выстрелить в "Фальке". Уже поврежденный кокпит не может защитить Крузо от прямого попадания - он ранен, глаза застилает кровавая пелена. Каждый вздох отзывается ужасной болью в груди. Из оружия у него остался только один противотанковый кинжал и граната. "Глаза феи" вышли из строя, поэтому увидеть защитное поле "Элигора" ему не удастся.
Крузо отдает должное уважение своему врагу. "Мне повезло, - думает он, - что мой последний противник именно он". И тут же Бен одергивает сам себя. Он ведь еще жив, а значит, должен остановить Фаулера во что бы то ни стало.
Он отключает ограничение мощности палладиевого реактора, хотя это и грозит перегрузкой всех систем. С трудом выдерживая поток энергии, на который эта машина не была рассчитана, "Фальке" взлетает в высоком прыжке.

*****


Взрывы и звуки перестрелки раздаются уже совсем близко от центра управления ТАРТАРОСом. Офицер, командующий одной из групп обороны, успокаивает Канаме, заверяя, что он и его люди ни за что не пропустят врагов. "Храни тебя Бог", - прощается он с девушкой и выходит из центра управления.
Канаме эти слова кажутся пустым звуком. Нет никакого божественного заступничества, есть только она сама и ее воля. В ней воплотились древние богини судьбы: Клото, Лахесис, Атропос. Это ее покровительства следует просить, это она вершит судьбу мира. Она будет менять его по своему желанию столько раз, сколько ей будет угодно.
Канаме вводит последнюю команду, идет внутрь ТАРТАРОСа и ложится в капсулу, к которой отовсюду тянутся провода. Система мгновенно начинает работать. Девушке кажется, что она может мысленным взором проникнуть в любой уголок земного шара. Она одновременно видит то, что происходит вокруг и то, что еще только случится в будущем. Враг будет разгромлен, сопротивление будет подавлено. Никто ее не остановит. Сотворение нового мира начинается.

*****


Тесса и команда "Туата де Данаан" прорываются внутрь базы. Обороняющиеся отвечают им ураганным огнем. Внезапно Тесса словно бы слышит отдаленный звон, ей кажется, что пространство вокруг теряет четкость линий, а время будто бы движется неравномерными рывками. Это означает, что изменение мира началось! Но никто кроме нее этого не заметил.
Маленький отряд подвергается новой атаке. Мардукас кричит, что он задержит врагов и просит Тессу с остальными уходить. Капитана утаскивают почти силой. В то же время Тесса ощущает, как ее сознание захватывает поток воспоминаний, ставших вдруг необычайно яркими. В голове проносятся всевозможные варианты развития событий, она словно видит все развилки истории и точки бифуркации. Мир неудержимо несется в пропасть.

*****


Преследуемый "Белиалом" "Лаэватейн" спускается внутрь базы через шахту одного из подъемников. Он выходит в основной туннель и быстро бежит по нему, т.к. в конце находится бывший сухой док, где сейчас располагается ТАРТАРОС.
Соске испытывает странные ощущения. Его зрение необычайно обострилось, на него нахлынули воспоминания. Соске кажется, что он уже проходил этот путь, что все было точно так же. Он испытывает сильнейшее дежавю. Соске будто бы заново переживает все события: одновременно падает в шахту подъемника, сражается с "Чодарами", стреляет в "Бегемотов", отдает честь погибшему Саксу и слушает последние слова умирающего у него на руках товарища… Время движется хаотично, и он видит не только прошлое, но и будущее: "Лаэватейн" приближается к ТАРТАРОСу, но на его пути внезапно возникает "Белиал" и разрывает кокпит своими манипуляторами. Это неотвратимое будущее, которое вот-вот наступит.
Соске не может дать себе отчет, где находится. Лишь одна мысль неотступно гонит его: "Вперед!". Вперед – но куда?
Ал выводит его из забытья, призывая оценить обстановку и установить приоритеты миссии. Очнувшись Соске понимает, что подвергся влиянию запущенного ТАРТАРОСа. Однако поле изменений пока составляет лишь несколько сотен метров в диаметре, у него еще есть шанс. Соске должен добраться до этой чудовищной машины и вывести ее из строя, что бы там ни пророчили ему видения из будущего.
Наконец "Лаэватейн" попадает в док. Поначалу зрелище, открывшееся взору, кажется хаотичным нагромождением кабелей, труб и каких-то куполообразных конструкций. Нечто подобное Соске уже видел в Янске-11.
"Лаэватейн" выпускает по ТАРОСу очередь из головных пулеметов, но внезапно появившийся "Белиал" своим силовым полем отражает атаку. Леонард заявляет, что все попытки сопротивления уже бесполезны, и изменение истории уже не обратить вспять. Прямо на их глазах возникает прекрасный новый мир.
Но "Лаэватейн" упрямо движется вперед.
- Ал, - обращается Соске к своему боевому товарищу, - прости.
- Ничего, - коротко отвечает тот.

*****


Меж тем новый мир все ближе. Она уверенно отдает приказы.
Слушай меня, слушай и подчиняйся. Отсчет изменений начнется с 24 декабря восемнадцать лет назад. В течение десяти лет все мировые конфликты будут погашены, и следующие восемь лет она будет лишь наслаждаться спокойной жизнью. Она сможет делать все, что угодно. Например…

Канаме просыпается в своей комнате зимним утром. Ее будят мать и сестра. Отец читает газету за завтраком, он, как обычно, поглощен работой. Но когда мама заболела, он сменил работу и теперь больше времени проводит дома.

Я думал, ты сильнее…

По телевизору идут новости: успешная борьба с опустыниванием земель, новые перспективы туризма в Афганистане, где боевые действия закончились десять лет назад, значительное снижение числа самоубийств в Японии.

Ты что, считаешь себя принцессой в башне?

Канаме надевает школьную форму. Она заканчивает старшую школу "Комаока" и весной собирается поступать в колледж.

Ты мне лгала!

Мир вокруг полон красоты и гармонии. Пусть никто не знает, что это она направляет его развитие, главное, что все счастливы – это и есть ее заветная мечта…

А если я не прав, то можешь побить меня снова!

Канаме не может избавиться от звучащего в ее сознании мужского голоса, который настойчиво взывает к каким-то подавленным чувствам. Она слышит, как что-то в ней пытается ему отвечать, как чьи-то слова прорываются сквозь поток ее мыслей. Этот второй голос в ней звучит все отчетливее.
Это настоящая Канаме Тидори гневно протестует против того, что наговорил ей Соске. И в этой ребяческой вспышке раздражения она наконец обретает силы открыто противопоставить себя Софии. София также осознает себя и принимает решение подавить личность Канаме.

*****


"Соске", - мысль о нем становится для Канаме словно маяком в той бесконечной белесой мгле, в которую она так долго была погружена. Она видит себя в абсолютно пустом пространстве, где не существует ни верха, ни низа, ни границ. На ней черное открытое платье.
Напротив стоит она сама в точно таком же платье белого цвета. Это София. Она взяла ее облик, но любой отличил бы настоящую Канаме с первого взгляда.
София предлагает закончить начатое, Канаме отказывается. Она прекрасно знает, кто такая София.
Физически София давно мертва. Восемнадцать лет назад она стала испытуемой в проекте создания ТАРОСа и погибла во время эксперимента. Ее ментальные волны, многократно усиленные этим устройством, не только убили всех жителей секретного города, но и облучили некоторых новорожденных. Они также проникли в будущее, и за гранью жизни и смерти она встретила новую себя – в теле Канаме. Та новая София рассказала ей о Посвященных, восприимчивых к Шепоту. Именно София из будущего посылала им информацию о технологиях, опережающих свое время.
Черные технологии были ничем иным, как информацией из будущего, продуктом развития научно-технической мысли в течение тех самых восемнадцати лет. Возможно, этот отрезок времени уже не один раз повторялся – каков должен быть истинный ход истории не знают ни Канаме, ни София.
Судьба Софии была трагической. Она была дочерью профессора Белова, ведущего специалиста в лаборатории в Янске. Ее фактически принесли в жертву бесчеловечному эксперименту. Восемнадцатилетней девушке кололи специальные препараты, она страшно похудела, потеряла все волосы… Канаме, разделившая с ней эти воспоминания, содрогается от ужаса и жалости. София должна была бы стать грозным духом отмщения, но вместо этого она почему-то собирается создать мир без боли и страданий.
- Я была обычной девушкой, - говорит о себе София. – Я выращивала цветы, играла на пианино, была влюблена и мечтала о будущем. А они отняли у меня все!
Канаме искренне жаль ее, и София это чувствует.
- Но моя жизнь и мое сердце – только мои, - добавляет Канаме. – Даже сочувствуя тебе, я не могу отдать их взамен того, что ты потеряла.
Кроме того, Канаме знает о еще одной части плана по преображению мира: все население земного шара должно погибнуть. Остается еще слишком много Посвященных, их знания могут быть опасны для Софии. Кто-то из них может вновь активировать ТАРОС, и последствия могут быть непредсказуемыми. София говорит, что в новой реальности все они останутся живы. Но Канаме наотрез отказывается сотрудничать.
Тогда София показывает, в какой смертельной опасности прямо сейчас находятся дорогие Канаме люди. Она видит Тессу, неловко отстреливающуюся от врагов. Маленьких отряд мифриловцев уже взяли в клещи. Тщетно Канаме пытается докричаться до нее, используя резонанс: Тереза усилием воли гасит зов из омни-сферы. Затем Канаме видит, как Белфанган Крузо бросается на Ли Фаулера. "Элигор" пронзает М9 своим "мечом", но тот последним отчаянным рывком приближается к нему вплотную и наносит удар в спину противотанковым кинжалом. Она видит загнанную в угол Мелиссу Мао, видит, как в нее хладнокровно целится Сабина.
Это не обман, как та иллюзия убийства в Янске. Все это происходит в реальности. Наконец финальный аккорд: она видит, как "Белиал" разрывает кокпит "Лаэватейна". Неужели Соске только что погиб у нее на глазах?!
- Скажи теперь, что я не права и что не хочешь все отменить! – София наслаждается своим триумфом. – И вспомни заодно, каково тебе было четыре года назад, там, в госпитале, у постели матери.
Это Канаме хотела бы никогда не вспоминать. Но она все же мысленно переносится туда, в больничную палату, снова слышит известие о смерти мамы. Казалось, она справилась с этим, научилась не плакать, затолкала боль подальше, заперла ее на замок в глубине сердца. Но на самом деле…
Не в силах больше выносить это, Канаме страшно кричит. Ее сердце разрывается от боли и тоски. Подавленную и потерявшую способность сопротивляться Канаме вновь подчиняет себе София.
- Представь то, чего бы тебе хотелось больше всего.

*****


Канаме вновь оказывается за столом на кухне. Рядом ее сестра Аяме, а отец увлеченно читает статью о последних достижениях научной мысли: наконец-то создан робот, умеющий ходить на двух ногах. В кухню входит мать – Канаме вспоминает, что она была сильно больна, но ее смогли вылечить. Мама и сестра расспрашивают ее о вчерашнем свидании с Сагарой Соске. Канаме пытается отвертеться от расспросов, хватает бенто и быстрее убегает из дома в школу.
На выходе со станции Сенегава она опять встречает Сагару. Это молчаливый, замкнутый юноша, увлеченный компьютерами и всем, что с ними связано. Канаме знает, что он нравится многим девочкам в школе.
После уроков Соске просит ее задержаться ненадолго. Киоко и другие девочки, поняв, что происходит, оставляют их одних, успев лишь шепнуть Канаме короткие слова ободрения.
Сбиваясь от волнения и не умея толком высказать свои чувства, Соске долго не может найти подходящие слова. Наконец он признается:
- Ты давно мне нравишься, но вокруг тебя всегда столько поклонников, что я предпочитал держаться на расстоянии. Но вчера, пока мы гуляли, я понял что несмотря на свою популярность ты вовсе не зазнаешься, что ты очень хорошая, Канаме…
Наконец, она услышала то, что всегда мечтала услышать.
- Что ты ответишь мне?
Да, конечно, да! Ведь я люблю тебя!..
Улыбаясь сквозь вдруг набежавшие слезы счастья, она нежно касается его лица… И понимает, как жестоко ошиблась. Крестообразный шрам на левой щеке Соске отсутствует. Она не знает, откуда он появился, в каком сражении его ранило, но этот шрам словно метка того мира, к которому он принадлежит. Соске – дитя этого жестокого, несправедливого мира, в нем он вырос и только в нем мог стать таким, каким его узнала и полюбила Канаме. А без него ей не нужна и вечность.
"Соске", стоящий перед ней, растворяется в воздухе, вместе с ним тает и остальной мир, словно сновидение на заре.
- Что ты делаешь? – не может поверить в происходящее София. – Ты понимаешь, что не оставляешь шансов своим близким?
- Но прямо сейчас они живы! Да, они могут погибнуть, но сейчас, сию минуту – они еще живы и могут бороться.
Каким бы ни был этот мир, и какова бы ни была судьба дорогих ей людей в этом мире - Канаме принимает его. Слезы еще катятся по ее щекам, но она решительно заявляет Софии:
- Я не стану ничего менять. Он никогда не согласился бы на это. Если бы я поступала, как слабовольная плаксивая девчонка, он никогда не полюбил бы меня. Я еще покажу ему, сколько во мне силы!
Словно вихрь врывается в пространство без начала и конца, где находятся обе девушки, и сметает все на своем пути, разрушая поработившую Канаме иллюзию. Изменение мира прекращается.
Канаме пробуждается внутри ТАРОСа, и первое, что она произносит – это имя Соске.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#72 Blumen_von_Eis » 23.09.2010, 14:31

Испытание человека


"Белиал" разрывает манипуляторами кокпит "Лаэватейна". Леонард думает о том, что единственное чувство, которое у него вызывал Сагара Соске – это раздражение. Если бы он испытывал к нему хоть каплю уважения, например, как к достойному противнику, возможно, в новом мире они даже могли бы стать друзьями, но Лео всего лишь рад тому, что избавился от досадной помехи.
"Лаэватейн" бессильно падает на колени, потом заваливается назад, словно поверженный солдат, последний раз пытающийся увидеть небо. "Битва окончена", - думает Леонард… и вдруг понимает, что изменение мира остановилось, он больше не чувствует его! Внимательно вглядевшись в развороченный кокпит мифриловского бронеробота, он не видит там ни крови, ни фрагментов тела Соске, который должен был погибнуть мучительной смертью.
Между тем Соске с портативной ракетницей подкрадывается к "Белиалу" и целится в то место, куда ранее попал снаряд гаубицы: там должен находиться палладиевый реактор БР. Последние оставшиеся в его головных пулеметах снаряды попали в трубы ТАРОСа и рядом, подняв в воздух смесь пыли и пара. За этой туманной завесой Соске успел выбраться из кокпита, схватить портативную ракетницу и уйти. "Лаэватейн", отвлекающий внимание Леонарда, остался под управлением Ала. ИИ мог сильно пострадать от действий "Белиала", поэтому Соске и просил прощения.
Пока "Белиал" был занят "Лаэватейном", Соске успел подобраться к его ступоходам. У него один выстрел, и он должен, он обязан попасть в цель. На мгновение ему кажется, что он слышит голос Канаме.
Он стреляет. Броня, уже ослабленная предыдущим попаданием, разлетается на кусочки и поражает палладиевый реактор. Неконтролируемая вспышка электроэнергии выжигает каналы передачи данных и электромускульные пакеты – дьявол сгорает в собственном пламени. Ирония судьбы еще и в том, что последний удар самому совершенному в мире бронероботу нанесла уже порядком устаревшая портативная ракетница.
Но Сагара понимает, что битва не закончена. Он берет в руки Глок-19.

*****


Отряд Тессы попадает в окружение. Трое вражеских солдат появляются из-за угла и целятся в капитана. Но двоих сразу же убивают ее подчиненные, а с третьим эффектно расправляется Мардукас: он нокаутирует противника и разряжает в него всю обойму. Затем Мардукас быстро меняет магазин и снова стреляет по оставшимся врагам. Внезапно в мифриловцев летит граната и приземляется на пол прямо перед Тессой. Мардукас берет свой автомат, как клюшку для гольфа, и быстрым пассом отправляет гранату обратно врагу. Все потрясены тем, как проявил себя в рукопашном бою всегда степенный и сдержанный Мардукас. Он начальственным окриком возвращает команду на грешную землю. Наконец, последний противник уничтожен. Тесса также с изумлением смотрит на Мардукаса: он весь в крови, униформа порвана в клочья, очки разбиты, но в его глазах горят боевой кураж и отвага. Таким Тесса еще никогда не видела своего старшего помощника.
Тереза вдруг замечает перемены в окружающем мире. Она осторожно прислушивается к Шепоту и… не слышит ничего. Тесса понимает, что изменение истории остановилось.

*****


Бронеробот Сабины уже готовится в упор расстрелять беззащитный М9 Мелиссы Мао, когда происходит нечто неожиданное. Мао удается взломать систему управления одной из зениток, расположенных рядом с ракетной базой. "Элигор" едва успевает отразить внезапную атаку с помощью лямбда-драйвера и противотанкового кинжала. Сабина разворачивается обратно к М9. В движениях ее бронеробота не осталось ничего от грациозного танца, Мао чувствует ее злость.
"Элигор" собирается разорвать М9 манипуляторами, но в эту самую минуту кто-то стреляет в него сзади. Включив режим ночного видения, Мелисса видит, что ей пришел на помощь пилот новейшего советского бронеробота "Шэдоу". Но почему он один? Где его отряд?
"Элигор" поворачивается к новому врагу, оставляя за спиной М9, от которого уже не ждет никакой опасности. Но Мелисса не собирается сдаваться. Она буквально "бодает" "Элигор" головой своего бронеробота и стреляет из головных пулеметов. Мелисса превращает в кашу бронеробот противника, но и ее машина от срикошетивших пуль окончательно выходит из строя.
Мелисса покидает кокпит и видит, что Сабина также уже выбралась наружу. Между ними завязывается перестрелка, в ходе которой Сабине удается скрыться. Она направляется в центр управления базой. Мелисса хватает оружие и собирается последовать за ней, как вдруг вспоминает о советском бронероботе.
"Шэдоу" салютует ей и, кажется, пожимает плечами. В его движениях есть что-то неуловимо знакомое… Да нет! Этого быть не может… Советский БР выходит на связь, и в наушниках Мелиссы раздается голос, который она уже не надеялась услышать:
- Я как раз вовремя! Теперь ты снова полюбишь меня, сестренка!
Это Курц Вебер собственной персоной.
В Янске его подобрал спецназ ГРУ, прибывший к театру действий, когда занавес уже был опущен. Мифриловского снайпера подлечили и позволили ему принять участие в операции по возвращению контроля над ядерной базой. Естественно, Курц еще не может сражаться в полную силу, но он вполне способен сделать снайперский выстрел.
На что у него точно хватает здоровья, так это на его обычные шуточки. Явившись спасать Мелиссу рыцарем в сверкающих доспехах, Курц хотел бы выжать из этой ситуации максимум пафоса: "Ты попала в беду, и я вернулся с того света, чтобы спасти тебя!"
- Негодяй! – слышит он наконец голос Мелиссы. – Сначала героически погиб, а теперь сваливаешься как снег на голову. Так вот, что еще хотела сказать Тень!
Мелиссе некогда больше разговаривать. Она приказывает Курцу оставаться на позиции и обеспечить огневую поддержку в случае необходимости. Сама же Мелисса бежит по направлению к базе. Курц обескуражен таким неласковым приемом.

*****


Белфанган Крузо с трудом выбирается из разбитого "Фальке". Его левая рука не двигается, правое ухо не слышит, глаза заливает кровь. Каждый вздох причиняет ему боль. Крузо думает о том, что, когда все кончится, он бросит эти игры в войнушку, переедет в Японию и станет переводчиком. Сила, путь воина – это все сейчас кажется пустым звуком.
Но Крузо рано расслабляться. Он поднимается на ноги, берет пистолет и опасливо обходит "Элигор", высматривая Фаулера. Тот уже мертв. Он лежит рядом с кокпитом своего бронеробота в луже крови. Тем не менее Крузо на всякий случай проверяет у него пульс.
Итак, он победил. Он рискнул своей жизнью и победил. Не важно, кто был сильнее, а кто слабее – все решило чистое везение. При мысли об этом Крузо чувствует невыразимое сожаление.
Он смотрит на неожиданно мирное выражение лица у Фаулера и гадает, как он жил, о чем думал во время сражения, что за трагедия случилась с ним в прошлом. Но все эти тайны Ли Фаулер унес с собой в могилу.
Крузо связывается с союзниками и сообщает о потере бронеробота и собственных ранениях. Ему отвечает Мелисса Мао и говорит, что Курц жив. Реакция Крузо предсказуема: этот идиот выжил?
Мелисса собирается проникнуть в центр управления базой. Пехотинцы еще штурмуют ее нижние уровни. Мао сейчас находится ближе всех к заветной красной кнопке, и у нее нет другого выбора, кроме как попытаться остановить Сабину в одиночку. Слушая ее, Крузо, только что собиравшийся забыть о войнах раз и навсегда, жалеет лишь о том, что ранен и не может ей помочь.

*****


Соске внимательно осматривается, подозревая, что Леонард не захотел погибать вместе со своей машиной. Действительно, вскоре он видит Лео, целящегося в него из револьвера. Но реакция Соске оказывается молниеносной: он стреляет, и раненый в плечо Леонард роняет свое оружие.
Леонард смотрит пустыми глазами и бормочет, что не понимает, как все могло так обернуться: он же только что убил Соске своими руками, а Канаме начала изменение истории. Соске говорит, что его авантюра с пустым кокпитом оказалась удачной. Но он до самого конца не знал, попадется ли Лео в эту ловушку.
Леонард вспоминает слова Тессы и заходится в истерическом хохоте, граничащем с рыданием. Он не понимает, как могла его младшая сестра искренне верить в добро и справедливость, сражаться за мир во всем мире, зная о предательстве самого близкого человека. Сам Леонард возненавидел этот мир давным-давно и именно поэтому захотел исправить его на свой лад.
- Я хотел стать нормальным, обычным, - говорит он.
- Я бы тоже хотел, - отвечает Соске и опускает пистолет.
Первый раз враги говорят на одном языке. При всем несходстве их характеров, убеждений и образа жизни они оба хотели одного и того же.
В глазах Лео вдруг мелькает зловещая искра:
- Теперь, когда мы поняли друг друга, мы умрем… Вместе, словно давние друзья.
Но Соске уже заметил раньше, что Лео держит в руке небольшой пульт, который, вероятно, приведет в действие механизм самоуничтожения всей базы. Соске прицеливается в голову, готовится стрелять, но в этот самый миг чужая пуля настигает Лео. Стреляли откуда-то из-за спины Соске. Он моментально разворачивается, откатывается в сторону.
На лестнице у выхода он видит Калинина и его подчиненных: один из них только что застрелил Леонарда, а другой поддерживает Канаме, которая находится без сознания. Калинин приказал убить Леонарда, чтобы защитить Канаме, которая также погибла бы при взрыве. Если у них будет эта девушка – ключ ко всему – они смогут предпринять еще попытку изменить историю.
Соске кричит Калинину вслед, но не может найти подходящих слов, чтобы выразить свою боль от его предательства и свой гнев. Еще никогда и никого он не ненавидел так сильно!
Он на секунду задерживается у тела Леонарда и думает о том, что даже если бы он сам потерпел поражение, он не стал бы взрывать все вокруг. Ему не жаль Леонарда, но жаль, что тот ничего не успел сказать на прощание своей сестре.
Впрочем, сейчас не время предаваться горестным раздумьям. Соске бросается в погоню за Калининым.

*****


Мао осторожно крадется по темным коридорам советской ядерной базы. До нее доносятся отголоски боя, идущего на нижних этажах. Мелисса старается держать себя в руках, хоть и понимает, что решилась на слишком рискованный шаг. Она нервничает и сама удивляется тому, как трудно ей с собой справиться. А все этот придурок со своими шуточками!
Она замечает двоих вражеских солдат и быстро устраняет их. Вход в центр управления уже близко, до него остался один лестничный пролет. Мелисса терпеть не может такие входы: слишком много точек обзора со всех сторон, слишком уязвимая позиция. Мао решает задачу по-своему: она взрывает стену центра управления и врывается туда, пока сотрудники еще не успели опомниться.
Мао стреляет в Сабину, но слишком поздно: та уже нажимает красную кнопку. Запуск произведен!
Мелисса отбрасывает подальше оружие упавшей противницы и бросается к панели управления. Она проклинает свое плохое знание русского языка, однако же ей удается разобрать, что была запущена лишь одна ракета, еще одна уже полностью подготовлена к пуску, а третья близка к этому. На счастье, уже никто на этой базе не отдаст такую команду.
Но куда летит советская ядерная ракета? По координатам Мелисса понимает, что ее цель… остров Мерида! Мао не знает, что сейчас происходит на острове. Она ищет возможность включить какой-нибудь механизм самоликвидации ракеты, но все бесполезно. Через двадцать четыре минуты ядерная ракета разнесет остров Мерида, но все, что может предпринять Мелисса – это предупредить Тессу.
В масштабах всего мира тот факт, что пострадает необитаемый остров в Тихом океане, конечно, наименьшее зло при таком раскладе. И все же почему Сабина отправила ракету именно туда?
- Изменение мира остановилось, я почувствовала это… Он ошибся. Это все она виновата... Почему она? Что во мне не так?.. Это несправедливо… Так пусть горят оба синим пламенем, - шепчет Сабина в агонии.

*****


Тесса и члены экипажа входят в бывший сухой док. ТАРОС пуст, Канаме нет внутри. "Она ушла сама или была похищена", - делает вывод Тереза. Она видят остатки "Лаэватейна" и "Белиала". Соске нет нигде поблизости, и он не отзывается ни по одному из каналов связи.
Рядом с бронероботами Тереза обнаруживает тело своего брата. Она предполагала, что рано или поздно это произойдет. Тесса хотела многое сказать Леонарду, хотела обличать и наставлять на путь истинный… Но все это уже невозможно. Она не может понять собственные чувства и думает лишь о том, что в конечном счете смерть брата – ее рук дело и что он был последним родным для нее человеком в этом мире…
Сати Синохара получает сообщение от Мао и передает его Тессе. Афганская ядерная база под контролем мифриловцев, но уже через двадцать две минуты Мерида будет стерта с лица земли.

*****


Калинин анализирует сложившуюся ситуацию. Он понимает, что проиграл. По его расчетам победа была за ним в девяти из десяти случаев, но бой пошел не так, как он задумывал. Сагара Соске и Тереза Тестаросса оказались чрезвычайно сложными противниками. Андрей Сергеевич и представить не мог, что "Туата де Данаан" сможет прорвать оборону и доставить экипаж практически в цитадель Леонарда. Соске на "Лаэватейне" также продемонстрировал устрашающую мощь: он справился не только с отрядом "Чодаров", но и с "Белиалом". Приходится признать, что эти совсем юные ребята побили его, закаленного ветерана.
Леонард, поняв, что потерпел поражение, хотел было взорвать все вокруг и погибнуть вместе с Канаме: "Так не доставайся же ты никому!" Но в планы Андрея Сергеевича не входило умирать, только чтобы потешить глупую гордость самовлюбленного мальчишки. Если Канаме по-прежнему у него в руках, всегда остается шанс начать все сначала. Но этого ли он хочет на самом деле?
Калинин вовсе не мечтает об идеальном мире, он всего лишь хочет вернуть историю на правильный путь. Если Соске попытается ему помешать, пусть не ждет пощады.
Вместе с бесчувственной Канаме он поднимается на борт вертолета, уже готового взлететь.
Соске изо всех сил бежит за ними. Вертолет начинает взлетать. Соске замечает рядом прочный кабель. Он делает из него петлю и накидывает на хвостовой винт вертолета. Машина повисает в метре от земли. Воспользовавшись этой заминкой, Соске проникает внутрь вертолета и видит там Канаме, еще не до конца пришедшую в себя.
Он бросается к девушке, помогает ей встать. Соске требуется вся его выдержка, чтобы унять бушующие в нем эмоции: первый раз за этот долгий год он догнал ее, первый раз до нее дотронулся. Однако им надо торопиться. Соске открывает погрузочный люк.
- Это все по-настоящему? – спрашивает Канаме.
- Да, - отвечает Соске. – Мы уходим, возвращаемся домой.
В этот момент из кабины пилота появляется Калинин и стреляет по ним. Соске вместе с Канаме успевает укрыться за одним из грузовых контейнеров.
От выстрелов крепеж, фиксирующий контейнеры, разрушается, и один из огромных ящиков падает на Соске. Он не может пошевелиться, Калинин подходит ближе. Вибрация вертолета усиливается, контейнеры выскальзывают из грузового люка, и с ними вместе летит беспомощная Канаме. Вертолет взлетает, а девушка остается на земле.
Когда Соске наконец удается освободиться, вертолет уже находится на высоте примерно десять метров. Он уже не может спрыгнуть. Соске смотрит на Калинина: тот что-то пытается сказать, но ничего не слышно из-за шума ветра, врывающегося через открытый люк.
Внезапно вертолет начинает терять высоту. Машина приближается к земле под большим углом, у них почти нет шансов.

*****


Команда ТДД также бежит на взлетно-посадочную полосу. До попадания ракеты осталось всего двадцать минут, и даже если они найдут какой-то транспорт сию минуту, никто не поручится, что они успеют взлететь. До них доносится грохот от падения вертолета.
Деджилани сообщает, что часть отряда, направившаяся в подземный ангар, обнаружила там самолет. С белым тигром на борту. Но выбирать не приходится, и зверя, который ведет себя неожиданно дружелюбно, решают взять с собой.
На взлетно-посадочной полосе они видят Канаме. Ее берет на руки один из мифриловцев, а Тесса пытается поговорить с девушкой. Канаме с трудом понимает происходящее, но Тессу она узнает.
- Где Соске? – спрашивает Тереза.
- Он спас меня… Он был в вертолете.
Канаме больше ничего не может сказать, ее лихорадит: вероятно, это последствия работы с ТАРОСом. Но Тесса и так догадывается, что случилось. Вертолет упал в пятистах метрах от них. Если Соске был внутри, то худшее уже произошло.
Восемнадцать минут до попадания ракеты. Тесса не может послать кого-то из своих подчиненных на поиски Соске, они просто не успеют доставить его обратно. Зато за это время они успеют улететь на достаточное расстояние, чтобы у них был шанс выжить…
Тереза пытается связаться с Соске:
- Говорит Ансуз! К острову приближается ядерная ракета. Урц-7, ответьте!
Тишина.
Команда завершает приготовления к взлету, Тессу уводят в самолет. Но она все еще пытается докричаться до Соске:
- Урц-7, слышите меня? Соске, ответь!
Наконец, сквозь помехи она слышит его голос. Соске сообщает о своем местонахождении, но предложение забрать его отвергает.
В этот предрассветный час Соске вступает в свой последний бой. Неподалеку от него стоит Калинин с ножом в руке. Даже если Сагара предложит заключить перемирие и вместе спастись с острова, который вот-вот будет взорван, ответ Андрея Сергеевича будет очевиден.
Соске узнает, что команда ТДД подобрала Канаме. Он просит позаботиться о ней. Соске слышит, что Тесса с трудом подавляет рыдания. Должен ли он был сказать ей на прощание что-то особенное, что-то ласковое? Пожалуй, нет. В конце концов, больше всего ранит именно неопределенность в отношениях.
Соске спрашивает Андрея Сергеевича, знает ли он о ракете. Тот отвечает, что знает и что было ошибкой отправлять в Афганистан Сабину. Он действительно собирался развязать ядерную войну, чтобы очистить этот мир и предотвратить какие бы то ни было проблемы в будущем. В душе Соске вновь вспыхивает гнев.
- Если у Вас есть оправдание тому, что Вы сделали, я готов его выслушать.
- Это уже не важно, - отвечает Калинин.
Один из двигателей вертолета взрывается, на какое-то время их окутывает густой дым. Калинин пользуется этим, чтобы напасть. Соске едва успевает увернуться. В завязавшемся поединке Калинин уверенно теснит Сагару.
Андрей Сергеевич говорит, что когда-то многому научил Соске. Но в то же время он всегда думал, что у его ученика нет настоящего таланта в военном деле. Соске и не спорит, он трезво оценивает свои умения и опыт. Пожалуй, единственная его сильная сторона – это умение драться до последнего вздоха.
Солнце восходит на горизонте, и его первые лучи ослепляют Андрея Сергеевича. Это шанс для Соске. Он бросает противника на землю с помощью одного из приемов дзюдо. Калинин пытается достать его ножом, но Соске в итоге заставляет его выпустить оружие из рук.
Андрей Сергеевич теперь практически полностью во власти Соске. Ему осталось только вонзить нож в грудь врага… Но Соске понимает, что не может довести начатое до конца. Он не может убить человека, которого считает своим отцом.
Соске оставляет его. Он чувствует страшную усталость и равнодушно смотрит, как Андрей Сергеевич поднимается с земли.
- Вот об этом я и говорил. Ты не умеешь воевать. Ты ягненок, брошенный к волкам и притворившийся одним из них, чтобы выжить. Но ты не волк. Жалкое создание! Тебе бы больше подошла совсем другая жизнь. Но и в нее ты уже не сможешь вернуться, потому что ты сломался.
Соске в глубине души знает, что Калинин прав. Андрей Сергеевич меж тем подбирает нож и медленно приближается к нему. В отличие от Соске он способен завершить дело – в этом разница между волком и ягненком.
Соске безразлично смотрит, как смерть надвигается на него. Но внезапно Калинин роняет нож, начинает харкать кровью и падает. Соске уже заметил, что у его противника вся спина в крови. Вероятно, во время аварии вертолета он получил тяжелые травмы. Но несмотря на это Калинин еще мог сражаться…
- Это мой последний урок, - слабым голосом говорит Андрей Сергеевич. – Я хотел, чтобы ты понял, кто ты на самом деле.
Он хватает Соске за плечо и шепчет:
- Ты не ударил бы, я это знал. Ты добрый, ласковый ребенок… Я хотел вернуть тебя… И сам хотел вернуться к Ирине и нашему…
- И поэтому Вы пошли за Леонардом? Вы поверили в несбыточную мечту, в утопию?
- А ты думал, что я безупречен?
- Но таким и должен быть отец в глазах сына.
Калинин тихо улыбается. Кажется, ему приятно напоследок услышать, как Соске называет его отцом.
- Икинасай,* - с этим словом на устах он умирает.

*****


Соске слышит шум взлетающего самолета. Это его уцелевшие товарищи торопятся прочь. У них еще есть шанс избежать смерти. Вместе с ними улетает и Канаме.
Он ждал встречи с ней целый год. И у них была всего пара секунд в вертолете. Так много он хотел сказать, но ему не хватило времени. Он даже не был уверен, что говорит с настоящей Канаме. Единственное, что он понял – это что изменение истории так и не состоялось. Наверно, теперь она сможет прожить счастливую мирную жизнь. Ведь именно этого он и хотел, так? Сбудется ли это, он уже не узнает. Большего он уже не может сделать для Канаме.
- Удачи, - говорит он вслед исчезающему на горизонте самолету, а сам бежит к базе.
Ему не хочется вообще двигаться, не то что бежать. Но Андрей Сергеевич сказал ему: "Икинасай". Соске кажется, что он уже слышал это когда-то.
Соске спускается обратно внутрь базы. Он понимает, что это все равно не даст ему возможности спастись. Даже если он каким-то образом переживет сам ядерный взрыв, потом укрепления базы непременно рухнут, и все помещения будут затоплены. Он в любом случае погибнет.
Через главный коридор он попадает в сухой док, где лежат останки "Лаэватейна".
- Ал, - обращается он к ИИ своего бронеробота.
Ал отзывается. Он знает о приближающейся ракете и о том, что у них нет шансов.
- Но мы хотя бы взяли реванш у этой груды металлолома, - говорит Ал, имея в виду "Белиал".
Он давно имел зуб на эту машину, с момента поражения во дворе школы "Дзиндай", когда Ал еще находился в "Арбалете". Это было год назад, но кажется, что прошла целая вечность.
Осталось еще пять минут до взрыва. Соске вспоминает о карте памяти, которую взял с собой. Что же, другого времени у него все равно уже не будет. Он просит Ала воспроизвести содержимое карты. В кокпите чудом уцелел один из дисплеев. Соске открывает файл, который называется tokanasosuke_01.
На экране появляется классная комната. Соске слышит смех в коридоре, доносящиеся со спортивной площадки крики бейсбольной команды – это школа "Дзиндай", без сомнения. Невидимый оператор закрепляет камеру на штативе, и первый, кто попадает в кадр – Синдзи Казама.
- Ребята, мы не знаем, где вы сейчас и как живете. Но мы хотим сообщить вам наши новости. Если вы это увидите, свяжитесь с нами каким-нибудь способом.
Камера разворачивается, и на экране появляются все ученики класса 3-4, стоящие перед доской. Соске помнит их всех.
- Раз, два, - командует кто-то.
- Тидори, Сагара, возвращайтесь скорее! – нестройным хором кричат их одноклассники и смеются.
- А теперь пусть скажет сенсей, - камера поворачивается к Эри Кагуразаке.
Классный руководитель Соске и Канаме спрашивает, как у них дела, сообщает, что хранит их личные вещи. Затем по настоянию своих учеников она смущенно признается, что за прошедший год успела выйти замуж за учителя Мидзухоси: это произошло во многом благодаря Тидори и Сагаре. Через несколько месяцев у них родится первенец. За кадром раздаются аплодисменты.
Следующей появляется Киоко. Она больше не заплетает волосы в две торчащие косички. Киоко выглядит повзрослевшей и, что самое главное, вполне здоровой.
- Кана, Сагара, как видите, со мной все в порядке. Вы, наверно, беспокоились, но не волнуйтесь, все хорошо. Кана, твой Хомялапчик сейчас живет у меня. Третьего марта у нас выпускной, и я была бы рада, если бы вы прислали весточку о себе…
Затем в кадр почти силой впихивают Оно-Ди. Он просит у Соске прощения за свои последние слова. В течение этого года Онодера много думал о произошедшем и понял, что у Канаме и Соске были свои веские причины скрывать правду от одноклассников. Он больше не винит их в том, что случилось, и говорит, что все ждут их возвращения.
Соске смотрит на часы. Ему осталась одна минута жизни. "Я не хочу умирать", - эта мысль врывается в его сознание и ошеломляет его.
- Я не хочу умирать, - с трудом произносит Соске и не узнает собственный голос, срывающийся и напряженный.
Его щеки горят, глаза застит какая-то пелена. Все бесполезно, но я не хочу умирать…
Наконец, Соске понимает, что с ним творится: он плачет. Скорчившись внутри развороченной, обгоревшей кабины пилота, он просит только об одном: увидеть их еще раз, хотя бы на несколько секунд. Это все, чего бы ему хотелось… Хотя нет, неправда. Он бы хотел вернуться назад вместе с Канаме, еще раз прийти в школу.
Ал сообщает, что осталось тридцать секунд до взрыва. ТАРОС разрушен, активация лямбда-драйвера невозможна. Соске все это знает и сам.
Двадцать секунд до взрыва.
- Сержант, я попробую кое-что предпринять, но я бы хотел спросить: я человек или машина.
- Реши это сам, - отвечает Соске. – Люди так и делают.
- Благодарю Вас.
Пять секунд.
Вокруг разбитого "Лаэватейна" начинает дрожать воздух.
Ноль.
В небе над Меридой гремит чудовищный взрыв.


------------------------------------------------------------------------
* "Икинасай" в зависимости от написания может означать "живи" или "иди" - это были последние слова матери Соске.
Говорят, что несчастие хорошая школа; может быть. Но счастие есть лучший университет. (А.С. Пушкин)
Blumen_von_Eis F
Аватара
Откуда: где-то в России
Репутация: 7 (+7/−0)
Сообщения: 8583
Зарегистрирован: 22.11.2008
С нами: 9 лет 6 месяцев

#73 mokuama » 05.10.2010, 18:47

Совместно с Blumen_von_Eis, представляю вниманию форумчан доработанный перевод эпилога.
Blumen_von_Eis, спасибо огромное за помощь!

ЭПИЛОГ

[штат Вирджиния, окраины города Портсмут]


Рядом с двумя старыми могилами недавно появилась новая, третья. На надгробной плите была надпись: "Здесь покоится Леонард Тестаросса. Он всего лишь хотел справедливого мира".
Конечно, могила была пуста. Его тело превратил в пыль ядерный взрыв в западной части Тихого океана. Скорее всего, он не хотел быть похороненным рядом с матерью, но Тесса должна была сделать это. Ей так хотелось, чтобы они поговорили, если вдруг смогут встретиться по ту сторону…. Леонарду не захотелось бы находиться рядом только с матерью, поэтому она поместила его надгробную плиту между могил родителей. Так, вероятно, будет лучше.
Она не знала, что будет через несколько десятилетий. Возможно, она тоже будет лежать здесь, и тогда, наконец, семья воссоединится уже навсегда. Примирение будет сложным, но …. она могла только надеяться на то, что оно наступит.
- Хороший конец, не так ли? – прошептала Тесса.
Надгробная плита была безмолвна. Только шепот ветра и щебетание птиц нарушали безмятежное молчание этого места. Она поднялась и вернулась к своим спутникам.
Тесса и двое сопровождавших ее мужчин покинули кладбище. Одним из них был Ричард Мардукас. На его лбу теперь красовался шрам, слегка смягчивший всегда холодное выражение лица Мардукаса, но в то же время придающий ему оттенок непреклонного упрямства. Другим был адмирал Джером Борда, глава Оперативного отдела "Митрила". Долгое время никто не знал, остался ли он в живых после нападения на штаб-квартиру в Сиднее. Он приходил в себя от полученных травм более полугода. Похоже, все это время продолжалась подготовка к восстановлению организации.
- Теперь все в порядке? - спросил Борда.
Его левый глаз прикрывала повязка, и он опирался на трость.
- Да, дядя. Прости, что заставила пройти через все это.
Тесса и команда "Туата де Данаан" совершили вынужденную посадку в океане, спасаясь от ядерного взрыва над островом Мерида. Их подобрала SSN-752 "Пасадена". Излишне объяснять, что капитан Сейлор был поражен, увидев симпатичную горничную и "Дюка" среди уцелевших. Он даже позволил (возможно, под действием глубокого шока) оставить тигра на борту "Пасадены". Тот тигр сейчас находился в зоопарке на Гавайях.
С ними обращались очень хорошо на борту корабля капитана Сейлора, но после захода в порт на Гавайях они были взяты под стражу военно-морской разведкой США. Тесса уже думала, что начнутся суровые допросы, но адмирал Борда подоспел как раз вовремя. Она не знала, какими связями он воспользовался, но всю команду отпустили. К ее удивлению, до нее дошли слухи, что Сеалс и Кортни, прежде обвиненные в присвоении военных транспортных средств и бронеробота, тоже были оправданы.
- Только что получено сообщение: военные решили снизить уровень боеготовности до DEFCON 4 для начала. Я более чем уверен, что кризис минул.
- В самом деле...
- Но я навсегда запомню три часа после взрыва. Это был запуск баллистической ракеты, и те пять минут, после того как мы поняли, что она летит к некоему необитаемому острову, были настоящим чертовым кошмаром.
Запад собирался отомстить СССР. Но Хантер и Лемон превзошли самих себя: они постарались как можно быстрее распространить среди разведагенств всего мира информацию о том, что ядерная база была взята под контроль. В конце концов, они предотвратили Третью мировую войну. Этот мир нельзя было назвать безмятежным, но он вернулся к своему нормальному состоянию. Как хорошее, так и плохое случается в любом обществе.
- Он не был необитаемым, - поправил Джерома Борда Мардукас.
- Ах да, простите, не был.
- Все в порядке.
- Так что случилось с той девочкой, Канаме Чидори?
- Ее выписали из больницы, и она захотела снова вернуться в Токио.
После эвакуации с острова Канаме Чидори спала на протяжении двух недель. Никто не знал, почему это происходит. Ее лихорадка прошла, и состояние, казалось, было близко к нормальному. Но похоже было, что она просто не хотела просыпаться. Тесса как-то попыталась ее разбудить, используя "резонанс", но ничего не произошло. Она думала, что Чидори отвергает ее попытки, но это было не так.
Сама Тесса не слышала Шепота со времени сражения за Мериду. Иногда Тессе чудилось, что она слышит эхо Шепота или возникает чувство дежавю, она думала, что некоторое время стоит последить за этим. И все же, кажется, уже никто из Посвященных никогда не услышит голос Софии. Она до сих пор не могла решить, хорошо это или плохо.
Спустя некоторое время Канаме все же открыла глаза. Поначалу ее душевное состояние было ужасным, но постепенно она осмыслила ситуацию, и стало ясно, что она приходит в себя. Тесса была весьма поражена, услышав о том, что произошло внутри ТАРОСа. А потом наступила самая трудная часть. Сжимая кулаки и пытаясь сохранить самообладание, Тесса сообщила о том, что произошло на Мериде. О том, что остров подвергся удару ядерной баллистической ракеты и что не было времени искать убежища … и что Соске остался там. Канаме слушала, не проронив ни звука, и лишь в конце сказала: "Как жаль". После этого они практически не разговаривали. Тесса успокоилась и только пообещала встретиться снова, после того как Канаме покинет больницу.
- Это будет тяжело…
- Да...
Это были последние слова, что они сказали друг другу. Тесса еще не знала точно, что она сама чувствует на самом деле. Она до сих пор ни разу так и не заплакала. Через неделю или две ее горе вырвется наружу из-за какого-нибудь пустяка, и она станет винить себя. Такое повторялось уже много раз.
Тесса, Мардукас и адмирал Борда возвращались к машине по тропинке через лес. Было еще довольно холодно, но в воздухе уже чувствовалось дыхание весны.
- Что Вы теперь намерены делать?
- Лично я собираюсь снова вернуться в Англию, - ответил Мадукас. - У меня остались некоторые сбережения, их должно хватить на первое время. Буду играть в шахматы и читать старые военные книги, как обычно.
- С карьерой подводника, надо полагать, покончено? Мда... Вы собираетесь встретиться с женой?
- С бывшей женой, сэр. Я не намерен начинать все сначала, но поужинать вместе было бы неплохо. Я пока еще не разобрался в себе, чтобы сказать наверняка, – Мардукас пожал плечами.
- Как на счет тебя, Тереза?
- Как знать? - она слабо улыбнулась.
Она подумала о том, что могла бы посетить семьи своих погибших подчиненных или просто отправиться путешествовать. Нора, должно быть, горюет по Саксу. Тесса не знала, нужно ли встретиться с ней, но хотя бы отдать ей дань уважения было бы хорошо. Что касалось путешествия, то она бы пригласила с собой Мелиссу… Ах, но оставался Курц Вебер! Она, вероятно, помешала бы им.
Как и другие, Тесса считала Курца погибшим и, когда услышала, что он внезапно появился во время битвы в Афганистане, почувствовала себя неловко. Перед операцией она думала о многом… Но первой реакцией на эту новость был гнев, и только потом она почувствовала радость от того, что ее безбашенный подчиненный жив. Тесса не говорила ему, как глупо он себя повел, но слышала, что ему сполна досталось от остальных. Кажется, Курц рассчитывал на почести по возвращении и сейчас дулся, что его надежды не оправдались.
- А как на счет Вас, дядя? Вы все еще хотите восстановить "Митрил"?
- Не знаю. Мы сильно пострадали от "Амальгам", конечно, но еще не уничтожены. Недавно я узнал, что в этом был замешан Амитт... Не знаю, должен ли я продолжать с ним сотрудничать.
- Действительно…
- К тому же у нас серьезные финансовые трудности. Сейчас, лишившись поддержки семьи Мэллори, мы не сможем жить как прежде. И все же, если мы найдем средства... - Борда мельком взглянул на Тессу. – Что скажешь? Ты бы могла построить ТДД-2?
- Нет, спасибо. С меня достаточно.
- Хм, это приятно слышать.
Конечно, это была шутка. Видя, что Тесса потеряла интерес к оружию, Борда с облегчением улыбнулся.
Они вышли из леса и направились к красному "Чероки", припаркованному на обочине. Заметив их, Мишель Лемон занял место водителя. Его уволили из французской разведки, и сейчас он работал на Борда.
- Извините, что заставили Вас ждать, мистер Лемон.
- Нисколько! Всегда пожалуйста! Может быть, хотите выпить чаю? Или позавтракать? Или пообедать? В общем, перекусить…
Заметив яростные взгляды Мардукаса и Борды, он замолк и смущенно закашлялся.
- Кстати, есть новости от Тени. Взгляните, пожалуйста, Вы будете удивлены.
Лемон достал планшетный ПК. На нем был файл Американского морского Флота, помеченный грифом "Совершенно секретно". Даже Борда с его связями не мог достать подобные сверхсекретные сведения так быстро.
- Откуда это?
- Она говорит, что получила информацию от ГРУ.
-Хм, хммммм…
- Это благодарность за Афганистан. Хотя я уверен, это своеобразный сарказм со стороны наших советских товарищей.
Заметив беспокойство на лице адмирала Борда, Тесса взяла планшет и начала просматривать файлы. Там было тридцать фотографий острова Мерида, сделанных со спутника в инфракрасном излучении с интервалом в девяносто минут. Земля была выжжена, и ландшафт был стерт ужасным взрывом. На момент, когда был сделан снимок, температура спала и облако, поднятое взрывом, уже рассеялось. Тесса увидела, что остров превратился в груду обугленных скал. На одном из участков побережье шло прямой линией - должно быть это все, что осталось от подземной базы. Во втором файле внимание Тессы привлек пониженный по сравнению с ожидаемым уровень радиации: ракеты с РГЧ ИН проектировались относительно "чистыми". В течение первого часа радиация значительно снизилась и по прошествии пятнадцати часов после взрыва составила лишь один процент от первоначальной. Третьим файлом было видео с вертолета, принадлежащего военно-морскому флоту, который был послан для оценки состояния через двадцать четыре часа после взрыва. Съемка была выполнена на любительском уровне, иногда в кадре мелькал экипаж в костюмах NBC. Счетчик Гейгера показывал уровень радиации в пределах нормы, и можно было приземляться. Вертолет облетел остров, осматривая воронку. Экипаж обратил внимание на нечто схожее с большим валуном, наполовину погруженным в море. Также были видны руины самой базы, Тесса узнала сухой док и главный коридор. Увидев следующий снимок, Тесса онемела от изумления. Это был рукотворный объект, очертаниями похожий на человека, окрашенный в красный и белый цвета, он лежал вытянувшись на побережье. Это был "Лаэватейн".
Машина была сильно повреждена, но без сомнений, это был именно "Лаэватейн". Во время его осмотра команда экипажа начала горячо спорить, некоторые говорили, что это может быть оптическим обманом и что это не возможно. Камера не могла сфокусироваться на "Лаэватейне", его очертания странным образом расплывались. Но эти помехи внезапно исчезли. Камера сфокусировалась на груди машины. Разрешение было низким, и Тесса не могла быть ни в чем уверенной, но… было видно, как кто-то в черном противоперегрузочном костюме пилота медленно выбрался из кокпита и поднял голову, глядя на вертолет. Видеофайл закончился, и экран стал черным.
Тесса не знала деталей, но кокпит был разрушен и возможности запустить лямбда-привод не было никакой. Не может быть! Неужели ядро ИИ было соединено с системой напрямую? Это не только спасло бы пилота от ядерного взрыва, но также запуск лямбда-привода мог позже защитить его от радиации.
- Американцы забрали как пилота, так и машину и вывезли их на базу на Окинаве.
Он был жив. Планшет почти выпал из рук Тессы, и Лемон его подхватил.
- Сагара был передан военно-морской разведкой в ЦРУ. Это, конечно, было проблематично, но конгрессмен Спир из Специального комитета сената по вопросам разведки смог практически выкрасть его у ЦРУ.
- Работа Амитта: он знает Спира довольно хорошо, - отметил Борда.
- Он в тюрьме? – вся сила воли Тессы ушла на то, чтобы прошептать это.
Тесса думала, что не заплачет еще долго, но она ошибалась. Жизнь продолжала преподносить сюрпризы.
- Это нешуточный прецедент. Кажется, его планируют перевести с базы в Кадене в Калифорнию. Я не знаю, в состоянии ли Сагара сейчас говорить, но, можно быть уверенным, что, как только он придет в себя, начнутся допросы,.
- Надо спасти его…
- Мао и остальные думают так же.

Добавлено (05.10.2010, 19:47)
---------------------------------------------
[Окинава, район Никагами, Тятан]

- Проклятие! Я думала, что попрощалась с оружием, но сейчас, похоже, придется взяться за него снова. Отчасти это и моя вина, - пробормотала Мао.
Сидя на пассажирском месте, она проверила магазин и прицел своего автомата, затем передернула затвор.
- Если бы ты была чуть более расторопной, ничего этого не было бы. Тебя подвели эмоции из-за встречи с этим самоуверенным идиотом, - пробормотала Тень с водительского кресла.
- А? Снова я виноват? Подумайте, она говорит, что я во всем виноват! Я только-только встал на ноги, но бросился вас спасать, и это все, что я получаю взамен?! – запротестовал Курц, ехавший на заднем сидении.
В машине было тесно, и ствол его винтовки бился то о потолок, то об окно.
- Встал на ноги, эх… Ну, тогда подумай обо мне. У меня до сих пор все пузо в швах, селезенка… Один Бог знает, как все держится. Барабанные перепонки тоже до сих пор не зажили, так что хватит ныть – проворчал сидевший рядом с ним Белфанган Крузо. Он был весь перебинтован и сжимал в руках карабин.
В группу А ("Альфа") входили Мао, Вебер, Крузо и Тень. В ожидании прибытия команды B ("Браво") они остановили свой "Хаммер" на обочине шоссе 58, ведущего к военной базе США на Окинаве. Крузо продолжал ворчать:
- Налет на американскую базу - мы совсем свихнулись. Прямо как террористы! Мы тут можем погибнуть. Я должен был остаться на больничной койке, как Ву.
- Все будет нормально. Я бывала здесь раньше и знаю расположение зданий на базе.
- Проблема не в этом…
- Эх, если бы у нас был хотя бы один БР!
- Перестань, это только ухудшит положение.
На связь вышел Янг:
- Говорит Браво-1. Мы на позиции. Начнем отвлекающий маневр согласно плану. Остальное зависит от вас.
- Говорит Альфа-1, Вас понял, - подтвердила Мао и отключилась.
Штурм должен был начаться через пять минут.
Они сидели тихо, и, казалось, молчание будет бесконечным. Курц начал скучать, заерзал и, наконец, сказал:
- Ладно, но что нам делать, если Соске покалечен или умирает от облучения?
- Заткнись!
- Нет, мы должны быть готовы к этому, верно? Все-таки он пережил ядерный взрыв!
- Ну, если бы я владела такой информацией, я бы поделилась с тобой, не так ли? Данные были очень точные, - вмешалась Тень. – Между прочим, когда тебя самого нашли под Янском-11, ты был в очень плохом состоянии.
- Ха, я тогда думал, что действительно умираю.
- Придурок, - пробормотала Мао без тени иронии, - ты не умирал, так что хватит притворяться. Мне было бы легче, если бы этот идиот действительно сдох.
- Да будет тебе, сестричка! Кстати говоря…
- Что?
- На обратном пути из Афганистана, когда все в самолете спали, она пришла ко мне, плакала, и ее голос был тааакоооой нежный…
- Заглохни! – взорвалась Мелисса. - Просто заглохни! Отвяжись! Ты хуже всех! Разве можно об этом рассказывать!? А?!
- Что не так?
- Все! Просто… Нет! Я тебе покажу, когда мы с этим разберемся, ох покажу…
Внезапно до них донесся звук взрыва со стороны базы, издалека, откуда-то с северо-запада, и сразу же взвыли сирены. До начала операции все еще оставалось пять минут, кроме того, команда B находилась с противоположной стороны. Что-то происходило на базе.
- Так, что будем делать? – спросила Тень.
- Давайте немного подождем. Выстрелов больше не слышно, и взрыв был маломощным.
- Как на счет группы "Браво"?
- Ожидают дальнейших указаний.
Затем они увидели грузовик, который двигался со стороны взрыва в восточном направлении, он обогнул базу и на всех парах понесся прямо на них.
- Погодите…
Грузовик поравнялся с ними на полной скорости, и, когда на мгновение на него упал луч света, они увидели, что на водительском месте сидит никто иной, как Соске Сагара.
- Соске?
Метров через пятьдесят грузовик взвизгнул тормозами, дал задний ход и остановился рядом с ними.
- Что вы тут делаете?
То же привычно угрюмое лицо, те же опущенные уголки рта.
Соске держал двигатель включенным. На нем почему-то была форма младшего лейтенанта ВВС США. Похоже, много чего произошло, прежде чем он сбежал.
Четверо боевых товарищей Соске сначала уставились на него, будто на привидение, затем поспешно вышли из машины.
- Ну... Мы пришли вытащить тебя отсюда.
- Ясно. Хм, - увидев Курца, пытавшегося вылезти с заднего сидения, Соске слегка нахмурился.- О, значит, ты выжил.
- И это все, что ты можешь сказать?
- Ты как всегда капризничаешь.
- А ты ужасный…
Позади них на базе царил хаос, но было лишь вопросом времени, когда их обнаружат.
- Нам пора. У меня есть одно важное дело, поэтому я возьму вашу машину, - отрывисто сказал Соске и запрыгнул на водительское сидение "Хаммера".
- Что?!
- Спасибо! Пожалуйста, отпустите сержанта, - сказал механический голос из приборной доски грузовика.
- Ал?
Они поняли, что ядро ИИ находится в грузовике наряду с блоком питания и другим оборудованием.
- Мне было бы легко сбежать одному, но, когда я прихватил с собой этого парня, пришлось тяжело.
- Я благодарен.
- Похоже, ты в полном порядке. Я даже разочарован немного.
- Меня допрашивали, но, к сожалению, я цел и невредим.
Поразительное, возмутительное упорство! Друзья, несколько недель считавшие его погибшим, теперь выглядели полными болванами.
- Где Канаме?
- В Токио. Она не решила, что ей теперь делать, но сказала, что хочет для начала вернуться домой.
- Ясно.
- Она отказалась от охраны, говорит, что не слышит больше Шепота, - скорчила гримасу Тень.
- Понятно. Я оставлю Ала на вас.
Соске сел на водительское кресло "Хаммера" и запустил мотор. Он оставлял им самое сложное – скрыться на грузовике.
- Соске?
- Что?
- Ты помнишь наш разговор? Что ты теперь собираешься делать?
Соске остановился и на миг задумался. Сирены были все ближе. Должно быть, военные поняли, что взрыв был всего лишь отвлекающим маневром. Соске кивнул в сторону приближающегося света фар и пожал плечами.
- Как видите, я хотел бы оставить оружие, но сейчас не самый подходящий момент для этого.
- Да… Понятно.
- Так или иначе, сначала выпускной. А потом мы встретимся снова.
"Хаммер" взревел и умчался. Соске исчез в облаке дорожной пыли, тогда как его грузовик остался на обочине.
- Взял и уехал. Тьфу ты!
- Надо было мне оставаться в больнице…
- Выпускной?
Бывшие митриловцы стояли, рассеянно глядя вслед удаляющемуся "Хаммеру". Потом Мао очнулась и хлопнула себя по лбу:
- О, черт! Пора уносить ноги!
Патрульные машины приближались. Все четверо втиснулись в грузовик. На первом же перекрестке они свернули в противоположную сторону, пытаясь уйти от преследования. Ал осведомился у сидящих позади Мао и Тени:
- Итак, каковы планы относительно моего нового тела?
- Никаких! Нет денег, нет даже самой организации!
- Тогда, когда мы сбежим, не могли бы вы вмонтировать меня в автомобиль? Я предпочел бы гоночный Trans-Am.
[Токио, район Тёфу]

Дверца такси захлопнулась за Канаме, и машина уехала. Воробьи приветствовали восход солнца чириканьем. Соседка выносила мусор. Какой-то клерк прошел мимо, спеша на работу. Старичок вывел собаку на утреннюю прогулку. Дом перед ней и соседний напротив не изменились за прошедший год. Наконец она вернулась.
Канаме думала, что ее захлестнут эмоции, но ничего такого не произошло. Она не ощутила ни счастья, ни горечи.
Она достала дубликат ключа, который получила от Тени, вошла в дом и поднялась на четвертый этаж. Канаме не сразу смогла вспомнить номер своей квартиры. По пути она никого не встретила и, в конце концов, остановилась перед знакомой дверью с сохранившейся на ней табличкой "Чидори".
Она открыла дверь, и ее встретил погруженный во тьму коридор. Канаме нащупала выключатель на стене, но свет не зажегся – ах, ну конечно, рубильник! Она встала на цыпочки и повернула ручку на щитке над полкой для обуви. Дверной звонок разок звякнул, включились холодильник и вентилятор. Лампочка мигнула и зажглась.
- Я дома, - она сказала это по привычке, зная, что кроме нее в квартире никого не было.
Ее отец и младшая сестра должны были находятся сейчас в Нью-Йорке.
Кажется, будто квартиру время от времени убирали. Канаме сняла туфли и прошла в гостиную. Там все было без изменений, но чувствовалось, что здесь давно никто не живет. На полу не лежали письма, не были разбросаны кругом юбки и блузки, на телевизоре не было справочников. Возможно, полиция провела обыск и затем замела следы.
Холодильник, естественно, был пуст. В спальне все тоже осталось на своих местах, но там было прибрано тщательнее, чем везде. Даже постер с Джеймсом Брауном оказался не тронутым. Канаме вернулась в гостиную и проверила телефон, который, к ее удивлению, не был отключен. Она попробовала дозвониться в Нью-Йорк, но услышала лишь автоответчик. Там сейчас было около семи часов вечера, но, похоже, ее родные еще не вернулись домой.
- Привет… Это Канаме. Сейчас я дома в Токио. Я позвонила сказать, что у меня все нормально. Перезвоню позже.
Она помнила то видение в ТАРОСе – мирное утро с семьей. Ее мама не вернулась с того света. Она сама это выбрала. Но кое-что можно было изменить. Она могла помириться с отцом, перестать ревновать к сестре, наладить отношения с семьей. Не в ее силах было создать семейную идиллию, но она могла сделать хоть что-нибудь.
- Извините, что заставила вас волноваться. И я.. Папа, я не виню тебя больше.
Она положила трубку. Почему-то это отобрало у нее все силы. Она легла на диван и задумалась.
Что она теперь должна делать? Соске больше нет, об этом ей сказала Тесса. Она говорила так твердо, и Канаме тоже выслушала ее, не давая чувствам волю. Ей казалось, что в ее сердце появилась зияющая рана, но чувства не могли выйти наружу. Она думала о том, что Соске смог пережить почти все, даже схватку с "Белиалом", но итоге погиб, не вернулся домой... и все же не могла оплакать его смерть.
Она чувствовала себя так же, как после потери матери, но в то же время и по-другому. Она не могла понять свое сердце. Ей все время казалось, что это неправда, что это не по-настоящему. Возможно, она снова пыталась отрицать реальность? Так или иначе, это ощущение было ровным, безэмоциональными и очень спокойным, как будто она думала о каком-то рядовом событии .
Ей вспомнился Леонард.
mokuama F
Аватара
Откуда: khakov
Репутация: 0 (+0/−0)
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 27.09.2010
С нами: 7 лет 8 месяцев

#74 mokuama » 05.10.2010, 18:49

Бедный. Я так и не смогла ответить ему взаимностью. Он следовал за мной до конца, и когда я решила его отблагодарить, нашим с ним отношениям было далеко до нормальных. Фаулер и Сабина, Калинин - все они надеялись на меня, и я отказалась исполнить их мечты. Жить с такой ношей будет тяжело.
И София. Тесса сказала, что она исчезла. Это не правда. Она все еще тут, в уголке моего сознания. Иногда она показывается и смотрит на меня. Но я не ощущаю ее ревности или зависти, нет – она улыбается, кажется, находя это все забавным. Просит меня показать ей, что я верна своему выбору. Она хочет доказательств. Хочет, чтобы я влюбилась и позволила ей на какое-то время пожить вместо меня. Она думает, что имеет на это право. Я не скажу ей, что она ошибается: в конце концов, это ее заветное желание, а я не настолько бездушна. И я не смогу отказать ей еще и потому, что во мне есть частица ее личности. Я должна буду считаться с ней всю оставшуюся жизнь.
Как мне теперь жить? Голова идет кругом, когда я думаю об этом… Ну-ка хватит. Я пока полежу на диване, посмотрю телевизор, пожду телефонного звонка. Потом, возможно, пойду купить чего-нибудь поесть.
Что же, этот план не хуже других. И все же что-то в нем не так... Ах, ну конечно! Канаме встрепенулась. Сегодня пятница – обычный будний день, на часах 9:14 утра.
- Школа!
Хотя формально Канаме, скорее всего, уже не числилась среди учеников "Дзиндай", ей захотелось там побывать, поговорить с одноклассниками и учителями, извиниться перед ними – это было бы правильно.
Где же ее форма? Она открыла гардероб и нашла там висящую на вешалке форму школы "Дзиндай", до сих пор запакованную в пакет химчистки.

* * *

Канаме в бело-зеленой форме стояла перед открытыми воротами школы и смотрела на большое объявление, висящее над ними. Объявление гласило: "Heisei 10, Выпускная церемония старшей школы "Дзиндай". Она, конечно, знала, что выпускной должен быть приблизительно в эти дни, но даже не могла подумать, что он состоится именно сегодня. Она подумала, что должна быть рада, что пришла вовремя. Но как ей теперь себя вести?
Знакомая мелодия из "Aogeba totoshi" доносилась из спортивного зала. Значит, именно эту песню выбрали для церемонии? Эта мелодия передавала серьезное, торжественное настроение учеников, чья школьная пора сегодня заканчивалась. Стоит ли ей показываться в такой момент? Она была похищена, и из-за этого на школьном дворе развернулось сражение бронероботов. Она оказалась замешана в планы террористической организации. Она начала и предотвратила изменение мира… Это все никак не вязалось с мирной атмосферой выпускного.
Толпа учеников хлынула потоком из дверей спортивного зала и направилась к зданию школы. Некоторые девочки счастливо обнимались, а мальчики, уставшие от церемонии, потягивались и зевали. Мелькало множество знакомых лиц.
- Эй, неужели это Чидори? – крикнул кто-то.
Ее заметили.
- Чидори?! Вот, вот же она!
- Что? Ты серьезно?
- Чидори? Правда?
- Погодите, кто?
- Чидори?! Там!
- Ура!
Гул голосов все нарастал, и Канаме, не зная, что делать, застыла как вкопанная. Она ожидала, что ее будут обвинять, забросают камнями, но ее встречали совершенно иначе.
- Кана-тяаааан!
Одноклассники сгрудились вокруг, и среди них она увидела Киоко Токиву, пытавшуюся прорваться к ней.
- Киоко!
- Кана!
Киоко протиснулась к Канаме так быстро, как смогла. Она улыбалась, ни следа сомнений не было на ее лице – только радость встречи. Она принялась обнимать Канаме. А Канаме не могла понять, как все это возможно: минул целый год, столько всего произошло.
Почему же ты бежишь ко мне, такой слабой и плачущей? Остановись, Киоко, или я …В тот же миг чувства захлестнули ее подобно стремительному потоку, рвущемуся из сердца, и, обняв Киоко, она заплакала. Канаме опустилась на колени, плакала и плакала, не обращая внимания на окруживших ее одноклассников.
Подошли учителя, они были потрясены не меньше ее одноклассников. Они попытались прекратить суматоху и вывести учеников в школьный внутренний двор. Здесь были все: ее классный руководитель Эри Кагуразака, Сайори, Синдзи Казама, Оно-Ди и другие ее друзья и одноклассники. Некоторые улыбались, другие пытались сдерживать набежавшие на глаза слезы. Канаме с радостью заметила, что никто почти не изменился. В эту минуту она особенно радовалась тому, что не стала менять этот мир. Верно, София?
Канаме почти не понимала, что она говорила и делала, пока кто-то не спросил:
- А где Сагара?
Гул голосов стих.
- Соске…
Она не знала, как это объяснить. Он пообещал вернуть ее, и он это сделал. Он боролся в одиночку.
Как я могла…
- Эй, а вот там не Сагара? – сказал кто-то.
Все взоры обратились к воротам. Там стоял "Хонда Супер Каб", и его водитель направлялся прямо к ним.
Это действительно был Соске.
Толпа снова взволновалась. Некоторые искренне радовались, иные просто стояли в изумлении. А Канаме чувствовала, что почти ждала этого.
Я знала, что это неправда. У парня, которого я люблю, есть одна подкупающая черта – его упрямство.
- Ну что, я сдержал обещание! Я вернул ее! – воскликнул Сагара еще издали.
Он покрылся испариной и тяжело дышал. Бог знает, чего ему стоило добраться сюда вовремя. Однако он тоже позаботился о том, чтобы переодеться в форму школы "Дзиндай". Это было так на него похоже - следовать правилам.
- Сагара?
- Сагара!
- Это же Сагара!
Одноклассники окружили его, когда он приблизился.
- Простите, я опоздал. Меня держали на базе на Окинаве до сегодняшнего утра.
- Ты не слушаешь…
- Нет, я решил убедиться, что выпускная церемония будет именно сегодня.
- Я говорю, ты не слушаешь!
Обменявшись парой слов с Синдзи, Онодерой и другими, Соске протолкался сквозь толпу и остановился перед Канаме.
- Я подумал, что ты будешь здесь, Чидори.
- Соске…
Он держался непривычно раскованно, почти дерзко. После того как он смотрел смерти в лицо, после всего случившегося, он приходит сюда и так улыбается… Почему?
- Многое произошло. И многое я хочу тебе сказать… Но не сейчас. Я слышал от Тени, что ты отказалась от охраны.
- Да, но…
Она больше не слышала Шепот. Для разного рода спецслужб она уже не представляла никакого интереса.
- Это неразумно. Кто-то все же должен защищать тебя, - он протянул ей руку.
Канаме нерешительно вложила в нее свою. Соске шагнул ближе и сказал:
- Я буду тебя защищать. Всегда.
- Что… ты…
Она почувствовала, как кровь прилила к щекам и сердце забилось быстро-быстро.
Что мне ему ответить?
- Ты помнишь, что мы пообещали друг другу в Мексике?
- А?
Соске намекал на тот разговор по рации. Тогда Канаме пообещала, что поцелует его, когда они встретятся снова, где бы это ни произошло.
- Как видишь, мы встретились.
- О... Но, но…
- Я тебе уже не нравлюсь?
- Я не это имела в виду, но оглянись же!
Три дюжины человек обступили их в школьном дворе, а из окон обоих зданий глядело еще больше народу. Все они смотрели на Соске и Канаме
- Э-э… Не то, чтобы я была против, но… здесь? Тот есть... Все смотрят… Не слишком ли?
Соске ответил как обычно:
- Нет проблем.
Он нежно привлек ее к себе, и их губы встретились. Сопротивление было бесполезно. Она не знала, как долго это длилось. Голова пошла кругом, и она только отчасти воспринимала то, что происходило вокруг. Остатки ее здравого смысла кричали, что несколько десятков зрителей сейчас наблюдают за ними. Потом и эта часть ее сознания сдалась перед ошеломляющим осознанием того, что именно этого она всегда хотела. Канаме просто закрыла глаза и покорилась. Она чувствовала, что в эту минуту любит Соске больше, чем когда-либо.
"Не беспокойся ни о чем".
Не обращая внимания на удивление присутствующих, Канаме, следуя порыву сердца, обвила его шею руками и неловко, но страстно ответила на поцелуй. Эти двое были всецело поглощены друг другом, а со всех сторон неслись смешки и шуточки.
Канаме чувствовала невероятное смущение, ее лицо пылало алым цветом, но странное дело: одновременно ей было все равно.
Смотрите, если нравится. А мне хотелось бы, чтобы это длилось долго-долго. Ему тоже. Вот и все. Возражения есть?
И даже когда поцелуй закончился, они остались стоять обнявшись, лицом к лицу.
- Не отпускай меня, пожалуйста…
- Не отпущу.
- Всегда... Будь со мной всегда.
- Хорошо - кивнул Соске, как всегда серьезно. – Я не возьму больше в руки оружие, если ты со мной.
mokuama F
Аватара
Откуда: khakov
Репутация: 0 (+0/−0)
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 27.09.2010
С нами: 7 лет 8 месяцев

Пред.

Вернуться в Романы и рассказы

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя

cron